Короче русская хандра

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Короче русская хандра" с комментариями профессионалов. Мы постарались собрать полную и достоверную информацию, переработать и предоставить в удобном для прочтения виде. Любые вопросы вы можете задавать в комментариях.

1. Психические расстройства. Школьная литература

Психические расстройства. Школьная литература. «Русская хандра» Евгения Онегина.

«Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Подобный английскому сплину,
Короче, русская хандра
Им овладела понемногу;
Он застрелиться, слава Богу,
Попробовать не захотел,
Но к жизни сильно охладел».

«Евгений Онегин», XXXVII

Я предлагаю присмотреться к теме психических расстройств. Конкретнее – как могло бы формироваться позитивное отношение к людям с такими расстройствами на уроках литературы в школе.

Согласитесь, нередко в злобных выкриках, звучащих в суете наших дней, мы слышим: «психопат!», «шизик!», «параноик!», «дебил!», «истеричка!» или еще что-нибудь в таком роде. Если спросить у обывателя, что он имеет в виду, когда говорит или слышит такие слова, то можно обнаружить недоумение, сумятицу и бессистемный набор каких-то симптомов, либо уверенное, но неправильное толкование.

То же и среди героев литературных. Им диагнозы автором чаще не поставлены, хотя у современного человека этот самый диагноз в голове «подсознательно дозревает».

Евгению Онегину Пушкин диагноз все же поставил, но очень деликатно – русская хандра, подобная английскому сплину (какой нынче он услышал бы вердикт врачей, оказавшись под обследованием?)

Все же для нас остается тайной – что произошло. Что так изменило Евгения, практически сломало его, но все же оставило живым и в рассудке?

Каким он был? Напомним некоторые детали из поведения Евгения в здравии и хорошем самочувствии

«Он три часа, по крайней мере,
Пред зеркалами проводил…
Гребенки, пилочки стальные,
Прямые ножницы, кривые,
И щетки тридцати родов
И для ногтей, и для зубов…»
«Еще бокалов жажда просит
Залить горячий жир котлет,
Но звон брегета им доносит,
Что новый начался балет.
«…Все хлопает, Онегин входит,
Идет меж кресел по ногам,
Двойной лорнет, косясь, наводит
На ложи незнакомых дам…»

Молодой человек начинал свою жизнь в богатстве, роскоши, разврате. Примерно понятно, как складывались бы его жизненные приключения, не случись вдруг «Недуг, которого причину давно бы отыскать пора…»

Именно в этот период начала заболевания Евгений стал интересен рассказчику романа, он так охарактеризовал его теперь: резкий охлажденный ум, преданность мечтам, «неподражательная странность», угрюмость.

Чем теперь занят Онегин?

«Отрядом книг уставил полку,
Читал, читал, а все без толку:
Там скука, там обман иль бред;
В том совести, в том смысла нет…»

Онегин бродит по берегам Невы и с горечью вспоминает прежние годы. Ведь были чувства! Была любовь, была молодость. Почему теперь – тюрьма, (моральная тюрьма)? Он задумчив, полон сожалений, он готов вместе с товарищем отправиться в путешествие в Африку, но… человек предполагает, а Бог располагает.

Умер отец Онегина. Евгению оставлено состояние и долги. Он же не стал разбираться, не стал судиться, а без волнений отдал все наследство нарасхват, и даже был доволен таким жребием. Поступок, большей частью несвойственный здоровым людям, но вполне логичный для заболевших, переставших понимать деньги. ( Интересно, как-то его оценивают при школьном разборе?)

Впрочем, «судьба Евгения хранила». Он не остался без средств к существованию. У Онегина умирает дядя — помещик, оставляя племяннику наследство. Так Онегин стал сельским жителем. Но только два дня душа его отдыхала на природе. И вновь скука — а наш современный молодой читатель в деле своем запишет что-нибудь уже премудрое – депрессия, дофаминовый дефицит, астения. Или хуже того – социопатия: помните — едва только на дороге замечался приближающийся гость, Онегину к заднему крыльцу подавали донского жеребца. Общество отплатило ему за это своим презрением:

«Сосед наш неуч, сумасбродит;
Он фармазон; он пьет одно
Стаканом красное вино»…

Только один друг появился у него — Владимир Ленский. Молодой красивый романтичный человек, только что прошедший учебу в Германии. Восторженная речь, черные до плеч кудри, теплая приветливая душа, милый, мечтательный, дружелюбный, поэтичный, жаждущий любви, романтичный, богатый жених. Ленский тоже чурался общества деревенских соседей. Возникла дружба молодых людей «от нечего делать».

«Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень…»
«Онегину все было ново;
Он охладительное слово
В устах старался удержать
И думал – глупо мне мешать
Его минутному блаженству;
Простим горячке юных лет
И юный жар, и юный бред.»

Ленский влюблен поэтически в Ольгу. Нам, конечно же, интересна Татьяна, сестра Ольги. Интересна особенно по той причине, что черты, свойственные Евгению уже в состоянии заболевания, мы подмечаем в этой юной девушке с детства. Какая была Татьяна?

«Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива…»
«Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.»

Татьяна задумчива, мечтательна (а наш читатель — самодеятельный психиатр сказал бы «аутична»). Любит встретить восход, рано она начала читать романы. Она единственная иначе оценила душевное состояние Евгения и полюбила его.

Гостям в деревне всегда рады. Ленский, заехав однажды к Лариным вместе с Онегиным, теплый добродушный вечер провел в этой семье. Хотя, Онегин изнурительно унывал, он все же смог разглядеть обеих сестер и со свойственной психической болезни неучтивой прямотой высказал неприятное для Владимира мнение.

«Неужто ты влюблен в меньшую?
— А что? – Я выбрал бы другую,
Когда б я был как ты поэт.
В чертах у Ольги жизни нет…
«Кругла, красна лицом она,
Как эта глупая Луна
На этом глупом небосклоне…»

Да, слышать такое неприятно. Невежливо говорить такое. Свойственно ли людям с психическими расстройствами такое поведение? — да. То ли оттого, что жизнь им не в радость, смерть безразлична, то ли еще по какой причине неведомой (как весь этот мир душевной болезни), вежливы они нечасто. Говорят в лицо такие вещи, что всю душу выворачивает вначале от злости, а позже понимаешь – от правды. От противной пренеприятной правды. Прочтите, как Ольга «повелась» на первое же ухаживание, как легко забыла погибшего Ленского, и подумайте – разве Онегин неправильно уловил суть ее?

Нам известно, что 13-летняя Татьяна, однажды увидев Онегина, и зная только, что он – соседний помещик, нелюдимый, неуважаемый, тем не менее, сразу встрепенулась. Татьяна поняла, что он – тот человек, которого ждала ее душа. Письмо Тани к Евгению было написано до отчаянья смело:

«Другой. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
То в вышнем суждено совете…
То воля неба: я твоя…»

Онегин отказывает Татьяне. Он говорит ей, что она прекрасна, что он хотел бы видеть ее своей женой, но решил быть неженатым.

«Поверьте (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой…
Я вас люблю любовью брата
И, может быть, еще нежней.»

Эта исповедь и проповедь трагичны. Мы знаем, что в дальнейшем судьба жестоко отомстила Евгению за это малодушие.

Все пошло по кривой. Он по дикой нелепости отдал дань общественному пороку того времени -дуэли и стал причиной гибели Ленского. Лермонтовский Печорин участвует в дуэли, и выглядит последним подлецом. Тургеневский Базаров участвует в дуэли и оправдан тем, что только ранил соперника, отказался от второго выстрела и сразу же оказал раненому помощь. Пьер Безухов Толстого участвует в дуэли и жестоко страдает оттого, что мог стать убийцей. А Пушкинский Онегин, увы, убийцей стал, и ко всему прочему жертвой пал его лучший друг. Не любит автор своего героя. Как же его полюбит читатель?

«Онегин (вновь займуся им),
Убив на поединке друга,
Дожив без цели, без трудов
До двадцати шести годов,
Томясь в бездействии досуга
Без службы, без жены, без дел,
Ничем заняться не умел.
Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест
(Весьма мучительное свойство,
Немногих добровольный крест).»

Читайте так же:  Предродовая депрессия беременных на поздних сроках

Насколько типично обрисована психическая болезнь. Евгений сбежал от нахлынувших чувств, странствовал, ища утешения. Говорят, путешествия помогают выздороветь.

О чудо! Онегин сумел вновь вернуться в столицу! Здесь он встретил повзрослевшую Татьяну и без тени сомнения понял, что любит ее. Но она уже княгиня, она замужем. Он совершенно потерял голову. Онегин одно за другим пишет письма своей любимой, в которых раскрывает свой внутренний мир:

«Я думал вольность и покой
Замена счастью, боже мой!
Как я ошибся, как наказан. »
«Внимать Вам долго, понимать
Душой все Ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть… вот блаженство!»

В этих письмах есть главное объяснение поведения Онегина. Он молодым искал счастья в развлечениях, но не нашел. Он позже искал счастья в уединении, в общении с природой и не нашел. Он искал счастья в вольности и не нашел. Не было счастья в путешествиях. Наконец, он нашел свое счастье – оно заключалось в любви к единственной женщине.

Татьяна внешне холодна, сурова, неприступна. Но Онегину отвечает предельно откровенно:

«Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна.»

Татьяна уходит. Онегин один в ее доме, как громом пораженный, погруженный в бурю ощущений; и в комнату входит ее муж. В эту злую для Онегина минуту Пушкин оставляет своего героя.

Но мне в этой ситуации видится образ существующей брошенной проблемы, отсутствия ответа на вопрос: «Что теперь делать? Как жить?».

[3]

Психически расстроенный человек – это тот, который своей жизнью изменяет общественные правила, ориентируясь исключительно на свое внутреннее чувство бесчеловечности этих норм, недостижимости счастья при подчинении им. Но общество сильнее, оно не желает изменяться. К тому же интуитивное поведение непоследовательно, зачастую противоречиво.

Сколько сегодня молодых людей ушли от мира, закрылись дома, спрятались? Они ищут ответы на те же вопросы, которые стояли и перед Онегиным. Они несчастны, гонимы. Они ждут счастья, успокоения, дружбы, любви, но встретив, пугаются. Они совершают ошибки, но еще большую ошибку совершает наше общество, оставляя таких людей изгоями. За страшными терминами из психиатрии стоят чаще всего совсем нестрашные люди, живые люди, наши соотечественники, земляки.

Как в школах сейчас молодежь воспринимает такие проблемы? Достаточно ли ясно проблемы бывают обозначены? Могут ли современные молодые люди искренне думать, что «счастье было так возможно» с человеком уединившимся, тоскующим, потерянным, могут ли сделать такой выбор? Могут ли дружить, хотя бы просто по-доброму относиться к тем, кому тяжким роком выпала судьба жить с расстроенной психикой?

Наконец, могут ли современные школьники мечтать о профессии доктора для души больного человека? Изменят ли они в своем взрослом будущем отношение общества к этой проблеме?

Обращаю внимание читателя, что судьбы таких людей находятся в центре внимания самых великих поэтов и писателей России.

Я продолжу эту мысль в следующих статьях, посвященных психическим расстройствам, описанным в школьной литературе.

Золотая середина

Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Подобный ангельскому сплину,
Короче, русская хандра
Им овладела понемногу.
Он застрелиться, слава Богу,
Попробовать не захотел,
Но к жизни вовсе охладел.

Два дня ему казались новы
Уединённые поля,
Прохлада сумрачной дубровы,
Журчанье тихого ручья.
На третий роща, холм и поле
Его не занимали боле,
Потом уж наводили сон,
Потом и вовсе понял он,
Что и в деревне скука та же:
Хандра ждала его на страже
И бегала за ним она,
Как тень иль верная жена.

А.С.Пушкин. «Евгений Онегин».

Чтоб чужую бабу скрасть,
Надо пыл иметь и страсть,
А твоя сейчас задача:
На кладбИще не попасть.

Самый богатый человек – это, в каком-то смысле, самый бедный в мире человек. Быть богатым и не быть при этом бедным – великое искусство. Быть бедным и при этом быть богатым – это другая сторона искусства. Есть бедные люди, которых вы найдете бесконечно богатыми. У них ничего нет, но их богатство – не в вещах: оно – в их существе, в их многомерном опыте. Они – по-настоящему ЖИВЫЕ. И есть богатые, которые имеют очень много, но они абсолютно бедны, пусты и бесплодны. Глубоко внутри у них – просто кладбище.

В жизни первым делом необходимо найти смысл в настоящем мгновении.

Если основным ароматом вашего существа станут любовь, радость, празднование, доллары этого не разрушат. Но вы откладываете в сторону любовь и просто-напросто бросаетесь в погоню за долларами, думая что за доллары можно купить все. И потом, в один прекрасный день, вы обнаруживаете что на них нельзя ничего купить – а вы посвятили погоне за долларами всю вашу жизнь.

Вот что является причиной депрессии.

Гаутама Будда, Махавира или Паршванат – эти люди поднялись на ОЧЕНЬ высокую ступень социальной лестницы и обнаружили, что она никуда не ведёт: это просто лестница, ведущая в НИЧТО.

Они поняли: нужно найти что-то другое, прежде чем смерть унесёт их – и они были достаточно смелыми, чтобы отречься от ВСЕГО, потому что не хотели больше беспокоиться ни одной лишней секунды о деньгах, власти: они видели, что выше нет абсолютно НИКОГО – только голые холодные ступени.

[2]

Пока вы где-то посредине или ниже середины, у вас есть надежда, потому что выше вас есть другие люди. Приходит момент, когда вы забираетесь ОЧЕНЬ высоко – и понимаете, что остаётся только самоубийство или сумасшествие – или лицемерие: вы продолжаете улыбаться, пока смерть не прикончит вас, но в глубине души вы знаете, что прожили жизнь даром.

На Востоке депрессия никогда не была проблемой. Бедные научились наслаждаться тем немногим, что у них было, а богатые поняли, что иметь весь мир у своих ног – ничто: нужно идти на поиски смысла – не власти и не денег. И у них были прецеденты: тысячелетиями люди уходили на поиски истины в глубину СВОЕЙ души – и находили её именно там.

А на Западе эти страдающие депрессией люди идут к психаналитикам, терапевтам, которые сами пребывают в ещё большей депрессии, чем их пациенты – естественно, потому что постоянно, изо дня в день они слышат о депрессии, отчаянии, бессмысленности. И, видя столько людей в подобном состоянии, они сами начинают падать духом. Они не могут НИКОМУ помочь; они САМИ нуждаются в помощи.

Если вы впадаете в депрессию, начинайте двигаться в неизвестное измерение – путешествовать вовнутрь, к собственному «я». Только тогда всё, что вы потеряли, начинает возвращаться.

Нет необходимости отречения от богатства или от чего бы то ни было. Пусть всё остаётся так, как есть. Просто дополните вашу жизнь кое-чем ещё. Наполните её романтикой, игрой, любовью, красотой, поэзией, искусством. До сих пор вы наполняли вашу жизнь погоней за успехом, властью, деньгами, вещами. Теперь дополните чем-то ваше существо – и это сотворит чудо, это совершит волшебство, это создаст музыку, гармонию, новый трепет, молодость и свежесть.

Это не неразрешимо. Проблема велика, но решение очень простое.

Час от часу пленённый боле
Красами Ольги молодой,
Вдалимир сладостной неволе
Предался полною душой.
Уединясь от всех далёко,
Они за шахматной доской,
Облокотясь о стол, порой
Сидят, задумавшись глубоко,
И Ленский пешкою ладью
Берёт в рассеянье свою.
Поедет ли домой, и дома
Он занят Ольгою своей:
Летучие листки альбома
Прилежно украшает ей.
Не мадригалы Ленский пишет
В альбоме Ольги молодой;
Его перо любовью дышит,
Не блещет хладной остротой.
И, полны истины живой,
Текут элегии рекой.

А.С.Пушкин. «Евгений Онегин».

[1]

Если вам плохо Одному, то вам не станет лучше с Кем-то.

Читайте так же:  Деловой этикет организации

Если вы ищите другого человека, чтобы не быть одиноким – вы не обретете гармонию.
Показать полностью..

Если вы ищите «вторую половинку», чтобы заполнить пустоту – вы все равно будете чувствовать недостаток любви.

Если вы счастливы наедине с самим собой, тогда в вашу жизнь придёт другой счастливый человек, с которым вы создадите ваше общее счастье.

Два пустых озера не смогут образовать одно большое.
Они должны быть изначально наполнены оба.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 30.04.2013. Золотая середина
  • 29.04.2013. Если хочешь, ты меня полюби
  • 28.04.2013. День радости на Радио Свободы
  • 27.04.2013. Чем меньше женщину мы любим.
  • 26.04.2013. Диагностика кармы
  • 25.04.2013. Случайное знакомство
  • 24.04.2013. Нечаянная радость
  • 23.04.2013. Небо в алмазах
  • 21.04.2013. Наедине со счастьем
  • 20.04.2013. Рождение Венеры
  • 19.04.2013. Буквы в состоянии Любви
  • 18.04.2013. На берегу безымянной реки
  • 17.04.2013. Роза и крест
  • 13.04.2013. Белый танец
  • 12.04.2013. Одинокая птица, ты летаешь высоко.
  • 11.04.2013. Пора, пора!

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Короче: русская хандра
Им овладела понемногу;
Он застрелиться, слава богу,
Попробовать не захотел…
А.С. Пушкин

Опять зима и непогода
И так вот с раннего утра,
Когда царит уже полгода
Её величество – хандра.

Она и вечером со мною,
И настроенье на нуле.
Затылком чую, за спиною,
Одну из худших королев.

Она крадётся тихой сапой,
С унылой маской на лице,
Своей походкой косолапой,
Ну как гусарский офицер.

В короне древней, как столетья
И в старой мантии простой.
К Онегину носила сплетни,
Где и осталась на постой.

У англичан – подобна сплину,
У русских – скука и печаль.
Её от грусти журавлиной
В России можно повстречать.

Она у русского поэта
Всегда в изнеженной душе.
Такого адского дуэта
Нигде не встретите уже.

Когда от вас уходит муза,
То заползает вмиг хандра.
Она как тяжкая обуза,
Тоски зелёной два ведра.

На всё взираешь равнодушно,
Лафит вкушая целый день.
И чистый лист марать не нужно,
Грядёт торжественная лень.

Но всё проходит незаметно,
Хандра, как туча, позади.
Сияешь ты копейкой медной
А радость рвётся из груди.

И рифмы льются как из рога,
Стихи слагаются легко.
Вы не судите очень строго,
Что до великих далеко…

Короче русская хандра

спит в тени блаженной
Забав и роскоши дитя.
Проснется за€ полдень, и снова
До утра жизнь его готова,
Однообразна и пестра,
И завтра то же, что вчера.
Но был ли счастлив мой Евгений,
Свободный, в цвете лучших лет,
Среди блистательных побед,
Среди вседневных наслаждений?
Вотще ли был он средь пиров
Неосторожен и здоров?

Нет: рано чувства в нем остыли;
Ему наскучил света шум;
Красавицы не долго были
Предмет его привычных дум;
Измены утомить успели;
Друзья и дружба надоели,
Затем, что не всегда же мог
Beef-steaksи страсбургский пирог
Шампанской обливать бутылкой
И сыпать острые слова,
Когда болела голова;
И хоть он был повеса пылкой,
Но разлюбил он наконец
И брань, и саблю, и свинец.

Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Подобный английскому
сплину,
Короче: русская
хандра
Им овладела понемногу;
Он застрелиться, слава Богу,
Попробовать не захотел,
Но к жизни вовсе охладел.
Как
Child-Harold,угрюмый, томный
В гостиных появлялся он;
Ни сплетни света, ни бостон,
Ни милый взгляд, ни вздох нескромный,
Ничто не трогало его,
Не замечал он ничего.

Причудницы большого света!
Всех прежде вас оставил он;
И правда то, что в наши лета
Довольно скучен высший тон;
Хоть, может быть, иная дама
Толкует Сея и Бентама,
Но вообще их разговор
Несносный, хоть невинный вздор;
К тому ж они так непорочны,
Так величавы, так умны,
Так благочестия полны,
Так осмотрительны, так точны,
Так неприступны для мужчин,
Что вид их уж рождает
сплин.

И вы, красотки молодые,
Которых позднею порой
Уносят дрожки удалые
По петербургской мостовой,
И вас покинул мой Евгений.
Отступник бурных наслаждений,
Онегин дома заперся,
Зевая, за перо взялся,
Хотел писать – но труд упорный
Ему был тошен; ничего
Не вышло из пера его,
И не попал он в цех задорный
Людей, о коих не сужу,
Затем, что к ним принадлежу.

И снова, преданный безделью,
Томясь душевной пустотой,
Уселся он – с похвальной целью
Себе присвоить ум чужой;
Отрядом книг уставил полку,
Читал, читал, а всё без толку:
Там скука, там обман иль бред;
В том совести, в том смысла нет;
На всех различные вериги;
И устарела старина,
И старым бредит новизна.
Как женщин, он оставил книги,
И полку, с пыльной их семьей,
Задернул траурной тафтой.

Условий света свергнув бремя,
Как он, отстав от суеты,
С ним подружился я в то время.
Мне нравились его черты,
Мечтам невольная преданность,
Неподражательная странность
И резкий, охлажденный ум.
Я был озлоблен, он угрюм;
Страстей игру мы знали оба;
Томила жизнь обоих нас;
В обоих сердца жар угас;
Обоих ожидала злоба
Слепой Фортуны и людей
На самом утре наших дней.

Кто жил и мыслил, тот не может
В душе не презирать людей;
Кто чувствовал, того тревожит
Призрак невозвратимых дней:
Тому уж нет очарований,
Того змия воспоминаний,
Того раскаянье грызет.
Всё это часто придает
Большую прелесть разговору.
Сперва Онегина язык
Меня смущал; но я привык
К его язвительному спору,
И к шутке, с желчью пополам,
И злости мрачных эпиграмм.

Как часто летнею порою,
Когда прозрачно и

Репертуар / Евгений Онегин

Балет Бориса Эйфмана
по роману в стихах А. С. Пушкина
на музыку П. И. Чайковского, А. Ситковецкого
Декорации: Зиновий Марголин
Костюмы: Ольга Шаишмелашвили, Петр Окунев,
Анна Якущенко
Свет: Глеб Фильштинский, Борис Эйфман

Премьера: 3 марта 2009 года

Продолжительность: 2 часа
Спектакль идёт с одним антрактом

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Имя Бориса Эйфмана всегда ассоциируется с наиболее интересными художественными экспериментами и смелым прочтением классических произведений. Хореограф обновляет и обогащает форму и содержание современного балета.

Спектакль «Евгений Онегин» – хореографическая версия романа в стихах А. С. Пушкина. В этом балете Эйфман соединил классику и современность. Пушкинские герои превращены в знаковых персонажей нашего времени, прошедших сквозь тревожную эпоху перемен, живущих на сломе веков. Неожиданное сочетание произведений Петра Ильича Чайковского и рок-музыки композитора Александра Ситковецкого позволяет зрителям сильнее проникнуться замыслом хореографа.

Балет «Евгений Онегин» дает зрителю уникальную возможность – увидеть хрестоматийный сюжет глазами современного человека.

«Обращаясь в своих спектаклях к великой литературе, я пытаюсь выразить искусством хореографии эмоциональное потрясение от соприкосновения с мудростью и творческой мощью наших гениальных предшественников. Слово – это инструмент созидания и разрушения, оно способно возродить или уничтожить.

Язык тела как более древний способ самовыражения несет в себе общепонятные эмоциональные и духовные ценности. И обращаясь к литературному первоисточнику, я ставлю своей целью вскрыть то, что может сегодня волновать моих современников, то, что можно выразить только великим искусством хореографии.

Почему я обратился к роману А. Пушкина «Евгений Онегин», что волнует меня сегодня в нем? Этот роман назван «энциклопедией русской жизни», в нем А. Пушкин прозрел и создал удивительно точный архетип русского характера своего времени, сотворил поэтический образ русской души, загадочной, непредсказуемой, необыкновенно чувственной.

Всем своим творчеством я пытаюсь разгадать тайну русской души. И обращение хореографа к роману «Евгений Онегин» – это еще одна попытка выразить таинство духа.

Я перенес пушкинских героев в наши дни, в новые обстоятельства, более драматические, даже экстремальные, когда старый мир рушится и жизнь диктует новые правила. Эксперимент этот мне был необходим для того, чтобы ответить на волнующий меня вопрос – что есть русская душа сегодня? Сохранила ли она свою самобытность, свою тайну, свою притягательность? Как распорядились бы сегодня своей судьбой герои романа? Что в «энциклопедии русской жизни» было печатью времени, а что стало знаком судьбы многих поколений моих сограждан?

Искусство хореографии не готово ответить на актуальные вопросы жизнеустройства общества. Но, участвуя в творческом их осмыслении, анализе и индивидуальной оценке, мы тем самым участвуем в процессе его совершенствования».

…Но жалок тот, кто всё предвидит,
Чья не кружится голова,
Кто все движенья, все слова
В их переводе ненавидит,
Чье сердце опыт остудил…
И забываться запретил!
(Глава 4 LI)

Читайте так же:  Кодекс делового общения медицинского регистратора

1 акт
Санкт-Петербург. Начало XXI века

Тут был, однако, цвет столицы
И знать и моды образцы,
Везде встречаемые лица…

…Но это кто в толпе избранной
Стоит безмолвный и туманный.
… Кто он таков? Ужель Евгений?
Ужели он.

Уж угадали; точно так:
Примчался к ней, к своей Татьяне,
Мой неисправленный чудак…

Что вам дано, то не влечет…
Запретный плод вам подавай,
А без того вам рай не рай.

В тоске любовных помышлений
И день и ночь проводит он…
…А перед ним воображенье
Свой пестрый мечет фараон…
(Глава 8 VI,VII,XI,XIII)

1991 г. ПУТЧ
…У них свои бывали сходки,
Они за чашею вина,
Они за рюмкой русской водки
…………………………………

Придет ли час моей свободы?
Пора, пора! – взываю к ней…

Сначала эти заговоры…
Лишь были дружеские споры
И не входила глубоко
В сердца мятежная наука…

…Дела иные уже пошли…
И рать…набирал
Холоднокровный генерал…
И полон дерзости и сил,
Минуты вспышки торопил…
(Глава 10 XIII, XVI, XVII)

ХАНДРА
Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Короче: русская хандра
Им овладела понемногу…

Ничто не трогало его,
Не замечал он ничего…
(Глава 1 XXXVIII, LIV)

ДРУЗЬЯ
Они сошлись.

Сперва взаимной разнотой
Они друг другу были скучны;
Потом понравились;…
…И скоро стали неразлучны…

В любви считаясь инвалидом,
Онегин слушал с важным видом,
Как, сердца исповедь любя,
Поэт высказывал себя…

Ах, он любил, как в наши лета
Уже не любят; как одна
Безумная душа поэта
Еще любить осуждена…
(Глава 2 XIII, XIX, XX)

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ СТРАСТИ
…Цветы, любовь, деревня, праздность…
…Всё это ныне обветшало…

Итак, она звалась Татьяной.
Ни красотой сестры своей,
Ни свежестью ее румяной
Не привлекла б она очей….

Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь;
Душа ждала… кого-нибудь,
И дождалась… Открылись очи;
Она сказала: это он!

Всё для мечтательницы нежной
В единый образ облеклись,
В одном Онегине слились…
(Глава 1 LVI; Глава 2 II; Глава 3 VII, VIII, IX)

ДИСКОТЕКА
…Но может быть такого рода
Картинки вас не привлекут:
Всё это низкая природа,
Изящного не много тут…

…Скользим по лаковым доскам.
Но в городах, по деревням…
Припрыжки, каблуки…
Всё те же, их не изменила
Лихая мода, наш тиран,
Недуг новейших россиян…
(Глава 5 III, XLII)

ПИСЬМО ТАТЬЯНЫ
… Светит ей луна.
Облокотясь, Татьяна пишет,
И все Евгений на уме,
И в необдуманном письме…

Я вам пишу – чего же боле?
Что я могу еще сказать.
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.
Но вы к моей несчастной доле
Хоть каплю жалости храня,
Вы не оставите меня…
Зачем вы посетили нас?
В глуши забытого селенья
Я никогда не знала б вас,
Не знала б горького мученья…
Кто ты, мой ангел ли хранитель,
Или коварный искуситель?
Мои сомненья разреши.
Быть может, это всё пустое,
Обман неопытной души!
И суждено совсем иное…
Вообрази: я здесь одна,
Меня никто не понимает,
Рассудок мой изнемогает
И молча гибнуть я должна…
Кончаю! Страшно перечесть…
Стыдом и страхом замираю…
Но мне порукой ваша честь,
И смело ей себя вверяю…
(Глава 3 XXI, XXXI)

ОТПОВЕДЬ ОНЕГИНА
…«Вы ко мне писали,
Не отпирайтесь…
…Мне ваша искренность мила;
Она в волненье привела
Давно умолкнувшие чувства…

Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства;
Их вовсе не достоин я…

…Учитесь властвовать собою;
Не всякий вас, как я поймет;
К беде неопытность ведет».
(Глава 4 XII, XIV, XVI)

ДВЕ ЛЮБВИ
…Час от часу плененный боле
Красами Ольги молодой,
Владимир сладостный неволе
Предался полною душой…

Увы, Татьяна увядает,
Бледнеет, гаснет и молчит.
(Глава 4 XXIV, XXV)

СОН ТАТЬЯНЫ
…Утихло всё. Татьяна спит…
И снится чудный сон…
…Сидят чудовища кругом;
Еще страшней, еще чуднее…
Но что подумала Татьяна,
Когда узнала меж гостей
Того, кто мил и страшен ей…
…Моё! – сказал Евгений грозно,
И шайка вся сокрылась вдруг…
Онегин тихо увлекает
Татьяну в угол и слагает
Ее на шаткую скамью
И клонит голову свою
К ней на плечо…
(Глава 5 X, XI, XVI, XVII, XX)

ЯРОСТЬ
…Меж ими всё рождало споры
И к размышлению влекло…
…С досады взоры опустив,
Надулся он и, негодуя,
Поклялся Ленского взбесить
И уж порядком отомстить…
(Глава 2 XV, XVI, Глава 5 XXXI)

ИМЕНИНЫ ТАТЬЯНЫ
Веселый праздник именин.
С утра дом Лариных гостями
Весь полон…
Какая радость: будет бал.

…К минуте мщенья приближаясь,
Онегин втайне усмехаясь,
Подходит к Ольге…
Заводит речь о том, о сём…
Вновь с нею вальс он продолжает,
Все в изумленье. Ленский сам
Не верит собственным глазам…

…Спор громче, громче; вдруг Евгений
Хватает длинный нож, и вмиг
Повержен Ленский; страшно тени
Сгустились; нестерпимый крик
Раздался…
(Глава 5 XLI, XXI, XXV, XXVIII, XXIX, XXX, XXXI)

МУКИ СОВЕСТИ
…Евгений
Наедине с своей душой
Был недоволен сам собой.
И поделом: в разборе строгом,
На тайный суд себя призвав,
Он обвинял себя во многом…
(Глава 6, IX, X)

СКОРБЬ
…жаль поэта:
Во цвете радостных надежд…
Его страдальческая тень,
Быть может, унесла с собою
Святую тайну, и для нас
Погиб животворящий глас…

Поэта память пронеслась
Как дым по небу голубому,
О нем два сердца, может быть,
Еще грустят…
(Глава 6 XXXVI, XXXVII, XL, XLI, Глава 7, XIV)

НОЧНОЙ КЛУБ
А нынче все умы в тумане,
Мораль на нас наводит сон,
Порок любезен – и в романе,
И там уж торжествует он…

…Пора гуляний вдохновенных
И соблазнительных ночей…

Мой бедный Ленский! Изнывая,
Не долго плакала она.
Увы! Невеста молодая
Своей печали неверна.
Другой увлек ее вниманье,
Другой успел ее страданья
Любовной лестью усыпить…

Татьяна смотрит и не видит…
Ей душно здесь… она мечтой
Стремится к жизни полевой,
В деревню, к бедным поселянам…
К своим цветам, к своим романам
И сумрак липовых аллей,
Туда, где он являлся ей…

…поздно…
Но здесь с победою поздравим
Татьяну милую мою…
…Меняю милый, тихий свет
На шум блистательных сует…
(Глава 3 XII, Глава 7 IV, VIII, IX, X, LIII)
(Глава 7 XIX, XX, XXVII, XXVIII, XLVI, XLVII, LIII, LV)

СУД СОВЕСТИ
Онегин…
Убив на поединке друга…
Ничем заняться не умел…
Им овладело беспокойство,
Охота к перемене мест…
Оставил он свое селенье…
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день…
…То видит он …
Как будто спящий на ночлеге,
Недвижим юноша лежит,
И слышит голос: что ж? убит…
(Глава 8, ХХII, ХIII)

Читайте так же:  Этикет делового приема

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ТАТЬЯНА
…И путешествия ему,
Как все на свете, надоели;
Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.

Но вот толпа заколебалась,
По зале шепот пробежал…
К хозяйке дама приближалась,
За нею важный генерал

Как изменилася Татьяна!
Как твердо в роль свою вошла.
Кто б смел искать девчонки нежной
В сей величавой, в сей небрежной
Законодательнице зал?

Сомненья нет: увы! Евгений
В Татьяну как дитя влюблен;..
В тоске любовных помышлений…
За ней он гонится как тень…
Он пишет страстное посланье.
Хоть толку мало вообще…
Ответа нет…

И постепенно в усыпленье
И чувств и дум впадает он…
А перед ним воображенье…
То видит он врагов забвенных,…
И круг товарищей презренных,…
То сельский дом – и у окна
Сидит она… и все она.
…одна…

Я вам не нравилась…Что ж ныне
Меня преследуете вы.
Не потому ль…
Что муж в сраженьях изувечен…
Не потому ль, что мой позор
Теперь бы всеми был замечен
И мог бы в обществе принесть
Вам соблазнительную честь.

Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна».

Она ушла. Стоит Евгений,
Как будто громом поражен.
В какую бурю ощущений
Теперь он сердцем погружен!

…Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана…
…Что наши лучшие желанья,
Что наши свежие мечтанья
Истлели быстрой чередой,
Как листья осенью гнилой…
(Глава 8, XI, XIII,XIV, XIII, XVII, XVIII, XXVIII, XXX, XXXII, XXXIII, XXXVII,
XXXVII, XL, XLIII, XLIV, XLVII, XLVIII, L)

Короче русская хандра

тхуулбс ибодтб рЕТЧБС РХВМЙЛБГЙС: фЕПТЕФЙЮЕУЛЙЕ ЖБОФБЪЙЙ, Ч ЦХТО. «йУЛХУУФЧП ЛЙОП», 1988, #7, УУ. 69-81.

н. ьРЫФЕКО. впз дефбмек.
оБТПДОБС ДХЫБ Й ЮБУФОБС ЦЙЪОШ Ч тПУУЙЙ ОБ ЙУИПДЕ ЙНРЕТЙЙ. ьУУЕЙУФЙЛБ 1977-1988. 2-ПЕ, ДПРПМОЕООПЕ ЙЪДБОЙЕ. нПУЛЧБ, мйб т.ьМЙОЙОБ, 1998, УУ.17-24.

уЛХЛБ, ИБОДТБ, ФПУЛБ. ьФЙ ДЕРТЕУУЙЧОЩЕ УПУФПСОЙС НПЗХФ ЪБИЧБФЩЧБФШ ДХЫЕЧОХА ЦЙЪОШ ГЕМЩИ ЬРПИ ЙМЙ ОБТПДПЧ, Й ФПЗДБ — ЮЕН ТБЪТЕЫБАФУС ПОЙ? чПКОБНЙ? тЕЧПМАГЙСНЙ? уБНПХОЙЮФПЦЕОЙЕН? чП ЧУСЛПН УМХЮБЕ, ЪДЕУШ ЛТПЕФУС ПЗТПНОЩК ЙОФЕТЕУ ОЕ ФПМШЛП ДМС РУЙИПМПЗПЧ, ОП Й УПГЙПМПЗПЧ, ЙУФПТЙЛПЧ ЛХМШФХТЩ. й ТХУУЛБС МЙФЕТБФХТБ, ЛБЛ, РПЦБМХК, ОЙ ПДОБ ДТХЗБС, ДБЕФ ТБЪОППВТБЪОЕКЫЙК НБФЕТЙБМ ДМС ЙЪХЮЕОЙС ЬФЙИ УПУФПСОЙК, ОБ ЛБЛЙИ ВЩ УПГЙБМШОЩИ Й ЛХМШФХТОЩИ ХТПЧОСИ ПОЙ ОЙ РТПСЧМСМЙУШ.

оЕДХЗ, ЛПФПТПЗП РТЙЮЙОХ
дБЧОП ВЩ ПФЩУЛБФШ РПТБ,
рПДПВОЩК БОЗМЙКУЛПНХ У Р М Й О Х,
лПТПЮЕ: ТХУУЛБС И Б О Д Т Б . . . [1]

хЦЕ Ч ЬФЙИ РХЫЛЙОУЛЙИ УФТПЮЛБИ НОПЗПЕ УЛБЪБОП: ИБОДТБ — ОЕДХЗ, РТЙЮЕН ОБГЙПОБМШОЩК, РТПВМЕНБ ЬФОЙЮЕУЛПК РБФПРУЙИПМПЗЙЙ.

ч ОБЮБМЕ и1и ЧЕЛБ РПМБЗБМЙ, ЮФП УЛХЛБ ЕУФШ ВПМЕЪОШ БТЙУФПЛТБФЙЮЕУЛБС. ч ЛПДЕЛУ УЧЕФУЛПЗП РПЧЕДЕОЙС УЛХЮБАЭЙК ЧЪЗМСД ЧИПДЙМ ЛБЛ РТЙНЕФБ ЙЪЩУЛБООПУФЙ Й ВМБЗПТПДУФЧБ. фПМШЛП Х РМЕВЕС, РТЕВЩЧБАЭЕЗП Ч ОХЦДЕ, ЧЪЗМСД ЪБЦЦЕО ПЗПОШЛПН ЦБДОПЗП Й ОЕУЛТЩЧБЕНПЗП ЙОФЕТЕУБ. юЕМПЧЕЛ РТЕУЩЭЕООЩК, ЧУЕН ПЧМБДЕЧЫЙК Й ЧУЕ РПЪОБЧЫЙК, ОЕ НПЦЕФ ОЕ УЛХЮБФШ. фБЛПЧП РТПЙУИПЦДЕОЙЕ УРМЙОБ, ВПМЕЪОЙ БОЗМЙКУЛЙИ БТЙУФПЛТБФПЧ, ЧЧЕДЕООПК Ч РПЬФЙЮЕУЛХА НПДХ вБКТПОПН Ч ПВТБЪЕ юБКМД зБТПМШДБ.

оП НПЦОП МЙ УЮЙФБФШ, ЮФП ОБ пОЕЗЙОБ ПВТХЫЙМБУШ МЙЫШ ЬФБ ФСЗПФБ РТЕУЩЭЕОЙС, ЮФП ЧУЕ ЕЗП НЕФБОШЕ — ПФ ЧУЕДПЧПМШУФЧБ РТБЪДОЩИ ДОЕК, ОЕ ЪБРПМОЕООЩИ ОХЦДПК Й ФТХДПН, ЮФП, УМЕКУС ПО У ОБТПДПН, РПТБВПФБК ОБ ТПДОПК ОЙЧЕ, ЛБЛ РТЕДМБЗБМ дПУФПЕЧУЛЙК, — Й ОБУФХРЙМП ВЩ ЦЕМБООПЕ ЙУГЕМЕОЙЕ? оЕФ, пОЕЗЙО — ОЕ юБКМД зБТПМШД, ЕЗП ФПУЛБ — ДТХЗБС, ОЕ ХФПОЮЕООП-ЧЩУПЛПНЕТОБС, ПО ЪБИЧБЮЕО ДТХЗЙН, ОЕУТБЧОЕООП ВПМЕЕ ЫЙТПЛЙН, ЮЕН ЕЗП УПУМПЧОБС РТЙОБДМЕЦОПУФШ, ОЕДХЗПН.

иБОДТБ, Ч ПФМЙЮЙЕ ПФ УРМЙОБ, ОЕ ЕУФШ ВПМЕЪОШ РТЕУЩЭЕОЙС. уРМЙОПН ВПМЕАФ БТЙУФПЛТБФЩ, ОП ИБОДТБ ЗМХВПЛП ЧИПДЙФ Ч ДХЫХ ЧУЕЗП ТХУУЛПЗП ОБТПДБ, РТЙПВТЕФБС ФБН ЕЭЕ Й ДТХЗПЕ, ВПМЕЕ УЙМШОПЕ ОБЙНЕОПЧБОЙЕ: ФПУЛБ, ЛТХЮЙОБ. «юФП-ФП УМЩЫЙФУС ТПДОПЕ Ч ДПМЗЙИ РЕУОСИ СНЭЙЛБ: ФП ТБЪЗХМШЕ ХДБМПЕ, ФП УЕТДЕЮОБС ФПУЛБ. » [2] юХЧУФЧПН ФПУЛЙ УТПДОСАФУС СНЭЙЛ Й ВБТЙО. «пФ СНЭЙЛБ ДП РЕТЧПЗП РПЬФБ НЩ ЧУЕ РПЕН ХОЩМП. «

фПФ ЦЕ, Ч ДПТПЗЕ ТПДЙЧЫЙКУС, НПФЙЧ ФПУЛЙ ТБУРТПУФТБОСЕФУС РПФПН зПЗПМЕН ОБ ЧУА ЫЙТЙОХ ТХУУЛПЗП НЙТБ. «пФЛТЩФП-РХУФЩООП Й ТПЧОП ЧУЕ Ч ФЕВЕ; ЛБЛ ФПЮЛЙ, ЛБЛ ЪОБЮЛЙ ОЕРТЙНЕФОП ФПТЮБФ УТЕДЙ ТБЧОЙО ОЕЧЩУПЛЙЕ ФЧПЙ ЗПТПДБ; ОЙЮФП ОЕ ПВПМШУФЙФ Й ОЕ ПЮБТХЕФ ЧЪПТБ. оП ЛБЛБС ЦЕ ОЕРПУФЙЦЙНБС, ФБКОБС УЙМБ ЧМЕЮЕФ Л ФЕВЕ? рПЮЕНХ УМЩЫЙФУС Й ТБЪДБЕФУС Ч ХЫБИ ФЧПЙИ ФПУЛМЙЧБС, ОЕУХЭБСУС РП ЧУЕК ДМЙОЕ Й ЫЙТЙОЕ ФЧПЕК, ПФ НПТС Й ДП НПТС, РЕУОС?»

тХУУЛБС РЕУОС ФПУЛМЙЧБ, Й ОЕ РТЕУЩЭЕООПУФША ТПЦДБЕФУС ЬФБ ФПУЛБ, Б ОБРТПФЙЧ, ЛБЛПК-ФП ВЕЪПФТБДОПК РХУФЩООПУФША ЧУЕЗП НЙТБ, Ч ЛПФПТПН ЪБФЕТСОЩ ЗПТПДБ Й ЧЕУЙ, ВХДФП РЩМЙОЛЙ ОБ ЧЕФТХ. иБОДТБ пОЕЗЙОБ, ПДОПК УЧПЕК УФПТПОПК ТПДУФЧЕООБС БТЙУФПЛТБФЙЮЕУЛПНХ УРМЙОХ, ДТХЗПА ПВОБТХЦЙЧБЕФ УИПДУФЧП У ЧЕЛПЧЕЮОПК ОБТПДОПК ФПУЛПК. фП, ЮФП Ч РЕТЧПК ЗМБЧЕ ОБЪЧБОП «ИБОДТПК», ЕУФШ РТЕДЧПУИЙЭЕОЙЕ ДТХЗПЗП, ВПМЕЕ ЧУЕПВЯЕНМАЭЕЗП ЮХЧУФЧБ, ЛПФПТПЕ РПФПН, ЛПЗДБ пОЕЗЙО РПЛЙДБЕФ рЕФЕТВХТЗ, ЕЧТПРЕКУЛЙ ФПНОХА Й ЙЪЩУЛБООП УЛХЮБАЭХА УФПМЙГХ, Й ПФРТБЧМСЕФУС Ч ДЕТЕЧОА, Б ЪБФЕН Ч РХФЕЫЕУФЧЙЕ РП тПУУЙЙ, ОЕФ-ОЕФ — ДБ Й ОБЪЩЧБЕФУС УЧПЙН РПДМЙООЩН ЙНЕОЕН: «фПУЛБ!» «с НПМПД, ЦЙЪОШ ЧП НОЕ ЛТЕРЛБ; юЕЗП НОЕ ЦДБФШ? ФПУЛБ, ФПУЛБ. » [3]

й ЛБЛ МЙТЙЮЕУЛЙК ЛПННЕОФБТЙК Л ЬФЙН РЕТЕЦЙЧБОЙСН ЗЕТПС, — УПЪЧХЮОЩК ЙН ЗПМПУ УБНПЗП БЧФПТБ: ФПЗДБ ЦЕ, ВПМДЙОУЛПК ПУЕОША 1830 З., ОБРЙУБООПЕ УФЙИПФЧПТЕОЙЕ «тХНСОЩК ЛТЙФЙЛ НПК, ОБУНЕЫОЙЛ ФПМУФПРХЪЩК. » оЕ ЙЪ ВМЕУФСЭЙИ УЧЕФУЛЙИ ЗПУФЙОЩИ, Б ЙЪ ТПДОПК УЕМШУЛПК ЗМХЫЙ ДПОПУЙФУС ЬФПФ ФПУЛХАЭК ЗПМПУ, ЛБЛ ЧЩТБЦЕОЙЕ УБНПК РМПУЛП-ТБЧОЙООПК РТЙТПДЩ Й РТЙФЕТРЕЧЫЕКУС Л ОЕК ОБТПДОПК ДХЫЙ:

. рПРТПВХК, УМБДЙН МЙ У РТПЛМСФПА ИБОДТПК.
уНПФТЙ, ЛБЛПК ЪДЕУШ ЧЙД: ЙЪВХЫЕЛ ТСД ХВПЗЙК,
ъБ ОЙНЙ ЮЕТОПЪЕН, ТБЧОЙОЩ УЛБФ ПФМПЗЙК.
оБД ОЙНЙ УЕТЩИ ФХЮ ЗХУФБС РПМПУБ.
. юФП, ВТБФ? ХЦ ОЕ ФТХОЙЫШ, ФПУЛБ ВЕТЕФ — БЗБ!

фПУЛБ — ЬФП ВЕУЛПОЕЮОБС ДПМЗПФБ РТПУФТБОУФЧБ, ЙЪ УЕВС Й Ч УЕВС ТБЪЧЕТОХФПЗП, ОЙЮЕН ОЕ РТЕТЩЧБЕНПЗП, ВЕУЛБЮЕУФЧЕООПЗП, РМПУЛПЗП, ТБЧОЙООП-ПДОППВТБЪОПЗП. «тСД ХВПЗЙК. УЛБФ ПФМПЗЙК». ьФП ФПЭЕЕ РТПУФТБОУФЧП, ОЙЮЕН ОЕ ЪБРПМОЕООПЕ, Б ЧЕДШ «ФПУЛБ» — УМПЧП ФПЗП ЦЕ ЛПТОС, ЮФП Й «ФПЭЙК». фПЭЕЕ — ЬФП ЖЙЪЙЮЕУЛЙ РХУФПЕ, Б ФПУЛБ — РХУФПФБ ДХЫЕЧОБС. фПУЛБ — ФПЭЙК РЕКЪБЦ ЛБЛ УПУФПСОЙЕ ДХЫЙ.

ч дЧБОПЧЕ, лПРЕОЛЙОЕ, чПЭЕЧЕ, юЙЛМЙОЕ, ЧУЕИ ЬФЙИ ОБТПДОЩИ РМБФПОПЧУЛЙИ РЕТУПОБЦБИ, ПЭХФЙНП ОБЮБМП ФПУЛЙ ВПМЕЕ ЗМХВПЛПК, ЮЕН Ч пОЕЗЙОЕ ЙМЙ рЕЮПТЙОЕ, — ЛХМШФХТОП ОЕ ПРПУТЕДПЧБООПК, ОЕ ЪБОСФПК ОЙЛБЛЙНЙ ЛОЙЗБНЙ, ФБОГБНЙ, МАВПЧСНЙ, ТБЪЧМЕЮЕОЙСНЙ. пОЙ — Й ФЕМЕУОП, Й ХНУФЧЕООП — ФПЭЙЕ, ПОЙ ВМЙЦЕ РТЙТПДЕ, ОЕ ЪБУМПОЙМЙУШ ПФ ЕЕ РХУФПФЩ УМПЕН РТЕУЩЭБАЭЕЗП ДПУФБФЛБ. фПЭЙЕ УЙМШОЕЕ ФПУЛХАФ — ЬФЙ УМПЧБ ТПДУФЧЕООЩ «ФЭЕФЕ» Й ПВТБЪПЧБМЙУШ ПФ ПДОПК У ОЕК УФБТПУМБЧСОУЛПК ПУОПЧЩ, ПВПЪОБЮБАЭЕК РХУФПФХ.[4] юЕН ФПЭЕ МАДЙ Й ЮЕН РХУФЩООЕЕ ЧПЛТХЗ ОЙИ УФТБОБ, ФЕН ДМЙООЕЕ ФПУЛБ, РТПУФЕТФБС НЕЦДХ ОЙНЙ, — ЮХЧУФЧП ФЭЕФОПУФЙ, ЛБЛЙН ПИЧБФЩЧБЕФ ОЕВЩФЙЕ. ч РМБФПОПЧУЛЙИ «ФПЭЙИ» ЙЪ РТПУФПОБТПДШС ЗМХВЦЕ, ЮЕН Ч ДЧПТСОУЛЙИ «МЙЫОЙИ» МАДСИ, РТПЗМСДЩЧБАФ ЮЕТФЩ ЛБЛПК-ФП НЕФБЖЙЪЙЮЕУЛПК МЙЫОПУФЙ. фЕ МЙЫОЙЕ — УПГЙБМШОП, РПУЛПМШЛХ ОЙЮЕЗП ОЕ ДЕМБАФ, Ч ПВЭЕК ЦЙЪОЙ ОЕ ХЮБУФЧХАФ. ьФЙ — чПЭЕЧ, юЙЛМЙО Й ДТХЗЙЕ — ДЕМБАФ Й ХЮБУФЧХАФ, ОП ПФ ЬФПЗП РХУФПФБ ОЕ УПЛТБЭБЕФУС, Б ТБУФЕФ РПД ЙИ ОЕХФПНЙНЩНЙ ТХЛБНЙ, УМПЧОП ТБУРТПУФТБОССУШ ЙЪ ОЕЛПЕК РПМПК УЕТДГЕЧЙОЩ. й ОЕ ФПМШЛП ЛПЗДБ ПОЙ ТБУЮЙЭБАФ ЪЕНМА ПФ ЧТБЗПЧ, ОП Й ЛПЗДБ ЧЛМАЮБАФУС Ч НЙТОПЕ РТПЙЪЧПДУФЧП. «оБ ЧЩЛПЫЕООПН РХУФЩТЕ РБИМП ХНЕТЫЕК ФТБЧПК Й УЩТПУФША ПВОБЦЕООЩИ НЕУФ, ПФЮЕЗП СУОЕЕ ЮХЧУФЧПЧБМБУШ ПВЭБС ЗТХУФШ ЦЙЪОЙ Й ФПУЛБ ФЭЕФОПУФЙ». [5]

уЙНЧПМЙЮЕО ФПФ ЛПФМПЧБО, ЛПФПТЩК ТПАФ Ч ПДОПЙНЕООПК РПЧЕУФЙ, ЧЩЮЕТРБООПК ЪЕНМЕК ХЗМХВМСС ДБМШЫЕ РХУФПФХ МАВЙНПК ТПДЙОЩ. ьФПФ ЛПФМПЧБО, Ч ЛПФПТПН ЧТПДЕ ВЩ УПВЙТБАФУС ЧЩУФТПЙФШ ПВЭЙК ДМС ЧУЕИ, УЮБУФМЙЧЩК ДПН, РПУФЕРЕООП ТБЪТБУФБЕФУС — УБНППФЧЕТЦЕООЩНЙ ХУЙМЙСНЙ — ДП ФБЛПЗП ПВЯЕНБ, ЮФП ОЙЛБЛПЕ УФТПЕОЙЕ ЕЗП ХЦЕ ОЕ ЪБРПМОЙФ, Й УФБОПЧЙФУС СУОП: ЬФП ЧУЕПВЭБС НПЗЙМБ. оЕДБТПН Ч ЛПФМПЧБОЕ ЗТПВЩ ИТБОЙМЙУШ ЧРТПЛ ДМС ХНЙТБАЭЕК ДЕТЕЧОЙ — РПФПН ЧЕДШ ДЕТЕЧОС, ТБЪНЕУФЙЧЫЙУШ РП ЗТПВБН, ОЕХНЕУФЙЧЫЙНЙУС ПУФБФЛБНЙ РТЙДЕФ УАДБ, ЪБЧЕТВХЕФУС Ч ЗПТПД: ЛПФМПЧБО ДБМШЫЕ ТЩФШ Й ХНЙТБФШ Ч ОЕН — ЗПФПЧПН НПЗЙМШОПН РТЙАФЕ.

Читайте так же:  Витамины при депрессии

чПЭЕЧ ЮХЧУФЧХЕФ, ЮФП ОБТПД ДПЛБРЩЧБЕФУС ДП ОЕЛПЕК ФБКОПК ЙУФЙОЩ, ЦДХЭЕК ЕЗП ЪБ ЛБЦДЩН ПЮЕТЕДОЩН РМБУФПН ЗМЙОЩ, Й ЮФПВЩ ДПВТБФШУС ДП ОЕЕ, ОХЦОП ЧУА ЪЕНМА РТПЛПРБФШ ОБУЛЧПЪШ, РТЙВБЧЙФШ Л ТБУЛЙОХЧЫЕКУС ЗПТЙЪПОФБМШОП ТПДЙОЕ РХУФПФХ ЧЕТФЙЛБМШОП РТПТЩФПЗП РТПЕНБ, ТБУРТПУФТБОЙФШ ЕЕ РП ЧУЕН ЙЪНЕТЕОЙСН — ЮФПВЩ, ЧПЪНПЦОП, ХВЕДЙФШУС: ЛТБА ОЕФ, ЧРЕТЕДЙ ЦДЕФ ВЕУЛПОЕЮОБС ЮЕТОБС ДЩТБ ЛПУНПУБ, ПОБ ФПЦЕ ТПДОБС. «лПМИПЪ ЫЕМ ЧУМЕД ЪБ ОЙН /юЙЛМЙОЩН/ Й ОЕ РЕТЕУФБЧБС ТЩМ ЪЕНМА; ЧУЕ ВЕДОЩЕ Й УТЕДОЙЕ НХЦЙЛЙ ТБВПФБМЙ У ФБЛЙН ХУЕТДЙЕН ЦЙЪОЙ, ВХДФП ИПФЕМЙ УРБУФЙУШ ОБЧЕЛЙ Ч РТПРБУФЙ ЛПФМПЧБОБ».[6] у-РБУФЙУШ Ч РТП-РБУФЙ. й ЬФБ ДПМЗПФБ ЧОЕДТЕОЙС, ЛПЗДБ ЛБЦДЩК ПФЛПРБООЩК УМПК ПВПТБЮЙЧБЕФУС ОЕ ПУОПЧПК, ОБ ЛПФПТПК РПТБ ХЦЕ УФТПЙФШ, ОП ДБМШЫЕ ЧЩТПУЫЕК, ХДПВОП ТБЪДЧЙОХФПК РХУФПФПК, ЧЩЪЩЧБЕФ Х чПЭЕЧБ ФПУЛХ, ОЕУТБЧОЙНХА У ПОЕЗЙОУЛПК. дМС «МЙЫОЙИ» МАДЕК ПОБ РПНЕЭБМБУШ УОБТХЦЙ, Ч УПГЙБМШОПН НЙТЕ: ОЕЛХДБ УЕВС ДЕФШ, ОЕЮЕН УЕВС ЪБОСФШ. х ЪБОСФЩИ, ФТХДСЭЙИУС, ЙУФПЭЕООЩИ ПОБ РПНЕЭБЕФУС ЧОХФТЙ, ЙУФЕЛБС ОЕРТЕТЩЧОЩН РХУФППВТБЪХАЭЙН ХУЙМЙЕН.

оХ, РХУФШ ФБЛ, — ДБ ЧЕДШ ОЕ ФПМШЛП ЦЕ ФПУЛБ Ч ОБТПДОПН УЕТДГЕ. б ТБЪЗХМШЕ ХДБМПЕ? «рТЙЧПМШЕ», «ТБЪДПМШЕ», «ТБЪЗХМШЕ» — ОЕРПЧФПТЙНЩЕ ТХУУЛЙЕ УМПЧБ, ЛПФПТЩИ ОЕФ Ч ДТХЗЙИ СЪЩЛБИ. пДОБЛП, ОЕ ФБ ЦЕ МЙ УЛЧПЪЙФ Ч ОЙИ РХУФПФБ, ЛПФПТБС РТЕДУФБЕФ РПТПК ЛБЛ НБОСЭБС, ПУЧПВПЦДБАЭБС, ЙЭХЭБС ЪБРПМОЕОЙС? «юФП РТПТПЮЙФ УЕК ОЕПВЯСФОЩК РТПУФПТ? ъДЕУШ, Ч ФЕВЕ МЙ ОЕ ТПДЙФШУС ВЕУРТЕДЕМШОПК НЩУМЙ, ЛПЗДБ ФЩ УБНБ ВЕЪ ЛПОГБ? ъДЕУШ МЙ ОЕ ВЩФШ ВПЗБФЩТА, ЛПЗДБ ЕУФШ НЕУФП, ЗДЕ ТБЪЧЕТОХФШУС Й РТПКФЙУШ ЕНХ? й ЗТПЪОП ПВЯЕНМЕФ НЕОС НПЗХЮЕЕ РТПУФТБОУФЧП. УФТБЫОПА УЙМПА ПФТБЪСУШ ЧП ЗМХВЙОЕ НПЕК. » [7] чПФ Й Х зПЗПМС ФПУЛБ ЮЕТЕЪ ОЕУЛПМШЛП УФТПЛ РЕТЕИПДЙФ Ч ВПЗБФЩТУФЧП, ЛБЛ Х рХЫЛЙОБ — ТБЪЗХМШЕ Ч ФПУЛХ. фБЛ ПОЙ Й РЕТЕЧБМЙЧБАФУС, ЦХФЛП УЛБЪБФШ, ЙЪ РХУФПЗП Ч РПТПЦОЕЕ, ЙЪ ТБЪДПМШС Ч ЪБРХУФЕОШЕ — ОБ ЧУЕН РТПФСЦЕОЙЙ ТХУУЛПК ФПУЛХАЭЕК Й ЗПТДСЭЕКУС НЩУМЙ.

хДЙЧЙФЕМШОП, ЮФП ФБЛПК ФПОЛЙК ГЕОЙФЕМШ ЧУЕЗП ТХУУЛПЗП, ЛБЛ БЛБДЕНЙЛ дНЙФТЙК мЙИБЮЕЧ, ОЕ РПЮХЧУФЧПЧБМ ЬФПК ЧЪБЙНПУЧСЪЙ ФПУЛЙ Й РТЙЧПМШС, РТЕДУФБЧЙЧ ЙИ ЛБЛ РТПУФХА БОФЙФЕЪХ. «. чПМС-ЧПМШОБС — ЬФП УЧПВПДБ, УПЕДЙОЕООБС У РТПУФПТПН, У ОЙЮЕН ОЕ РТЕЗТБЦДЕООЩН РТПУФТБОУФЧПН. б РПОСФЙЕ ФПУЛЙ, ОБРТПФЙЧ, УПЕДЙОЕОП У РПОСФЙЕН ФЕУОПФЩ, МЙЫЕОЙЕН ЮЕМПЧЕЛБ РТПУФТБОУФЧБ».[8] лПОЕЮОП, ЕУФШ Й ФПУЛБ, УЧСЪБООБС У ФЕУОПФПК, ХЪБНЙ, ЪБЛМАЮЕОЙЕН, ОП ЬФП УЛПТЕЕ ПВЭЕЮЕМПЧЕЮЕУЛБС НХЛБ ОЕУЧПВПДЩ, ТБВУФЧБ. фБ ПУПВБС ТХУУЛБС ФПУЛБ, ОБМЕФБАЭБС Ч ДПТПЗЕ Й ЪОБЛПНБС ЧУЕН, ПФ СНЭЙЛБ ДП РЕТЧПЗП РПЬФБ, — ЕУФШ ДЙФС ОЕ ФЕУОПФЩ, Б ЙНЕООП РТЙЧПМШС, ОЙЮЕН ОЕ РТЕЗТБЦДЕООПЗП РТПУФТБОУФЧБ. ьФП ФПУЛБ ОЕ РМЕООЙЛБ, Б УФТБООЙЛБ.

уБНБ ВЕУЛТБКОПУФШ ЬФПЗП НЙТБ ТПЦДБЕФ ФСОХЭХА РХУФПФХ Ч УЕТДГЕ Й ЧНЕУФЕ У ОЕК — УФТБЫОХА УЙМХ ТБЪНБИБ. й ЛПЗДБ УПЮЕФБАФУС ПОЙ ЧПЕДЙОП: ХДБМШ Й ФПУЛБ, РХУФПФБ, ЙЭХЭБС ТБУЫЙТЕОЙС, Й РХУФПФБ, ОЕ ОБИПДСЭБС ЪБРПМОЕОЙС, — ФП Й РПМХЮБАФУС ФЕ ВПЗБФЩТУЛЙЕ ДЕМБ, ПФ ЛПФПТЩИ ФПУЛБ ОЕ ФПМШЛП ОЕ ХОЙНБЕФУС, ОП ЫЙТЕ ТБУИПДЙФУС Ч УЕТДГЕ. йВП ЛБЦДЩК ЫБЗ ФБЛПЗП ВПЗБФЩТС ЕУФШ «РХФШ Ч ФПУЛЕ ВЕЪВТЕЦОПК» (вМПЛ) — Й ЧУЕ ДБМШЫЕ ТБЪЧЕТЪБЕФ ВЕТЕЗБ ЬФПК ФПУЛЙ. лБЦДЩК РПДЧЙЗ ЬФПК ТБЪНБЫЙУФПК ХДБМЙ УПУФПЙФ ПВЩЮОП Ч ФПН, ЮФПВЩ ТБЪДЧЙОХФШ «УФЕУОСАЭЙЕ» РТЕДЕМЩ — ОЕ ОБРПМОЙФШ ЙИ, Б РПРПМОЙФШ ТБЪДЧЙЗБАЭХА ЙИ РХУФПФХ, ПФ ЛПФПТПК ОЙЛПНХ, Й УБНЙН ВПЗБФЩТСН Ч РЕТЧХА ПЮЕТЕДШ, ОЕ УРБУФЙУШ. «пВЯСФЩК ФПУЛПА НПЗХЮЕК, с ТЩЭХ ОБ ВЕМПН ЛПОЕ. » (б.вМПЛ) [9] юЕН РТЙЧПМШОЕЕ ЛПОУЛЙК ВЕЗ, ФЕН УЙМШОЕЕ ФПУЛБ Ч УЕТДГЕ ЧУБДОЙЛБ. рПТЩЧБНЙ УЧПЕК НПМПДЕГЛПК ХДБМЙ, УПЛТХЫЕОЙЕН ЧУЕИ РТЕЗТБД Й ЗТБОЙГ ПЮБТПЧБООЩК УФТБООЙЛ УБН ЗПФПЧЙФ УЕВЕ НЕУФП ДМС ВХДХЭЕК ОЕХФПМЙНПК ФПУЛЙ. «. рТПУФПТ — ЛТБА ОЕФ; ФТБЧЩ, ВХКУФЧП; ЛПЧЩМШ ВЕМЩК, РХЫЙУФЩК, ЛБЛ УЕТЕВТСОПЕ НПТЕ, ЧПМОХЕФУС, Й РП ЧЕФЕТЛХ ЪБРБИ ОЕУЕФ. Й УФЕРЙ, УМПЧОП ЦЙЪОЙ ФСЗПУФОПК, ОЙЗДЕ ЛПОГБ ОЕ РТЕДЧЙДЙФУС, Й ФХФ ЗМХВЙОЕ ФПУЛЙ ДОБ ОЕФ. » (оЙЛПМБК мЕУЛПЧ [10]).

уЛПТПУФШ — ЕДЙОУФЧЕООПЕ, ЮЕН НПЦЕФ ХФЕЫЙФШУС ДХЫБ Ч ЬФЙИ ТБЪДЧЙЗБАЭЙИУС РТЕДЕМБИ. уЛПТПУФШ ЕК ДБОБ ЛБЛ РПУМЕДОСС ЧПЪНПЦОПУФШ ЧПРМПФЙФШУС, ОБЗОБФШ УЧПА ХУЛПМШЪБАЭХА ЗТБОЙГХ, ДПУФЙЮШ ЦЕМБООПЗП РТЕДЕМБ, ЗДЕ ПОБ НПЗМБ ВЩ ПУФБОПЧЙФШУС, ПРТЕДЕМЙФШ УЕВС, ДМС ЮЕЗП Й ЧЩЫМБ Ч ЬФПФ УЧЕФ. «й ЛБЛПК ЦЕ ТХУУЛЙК ОЕ МАВЙФ ВЩУФТПК ЕЪДЩ?», «НЕМШЛБАФ ЧЕТУФЩ, ЛТХЮЙ — ПУФБОПЧЙ!», ВМПЛПЧУЛБС УФЕРОБС ЛПВЩМЙГБ ЧНЕУФЕ У ЗПЗПМЕЧУЛЙНЙ ЧЙИТСНЙ-ЛПОСНЙ ОЕУЕФУС ЧУЛБЮШ. оП РХУФПФБ ЧУЕЗДБ ХУЛПМШЪБЕФ ВЩУФТЕЕ, ЮЕН ЕЕ ОБУФЙЗБАФ, Й, УНЩЛБСУШ ЪБ УРЙОПК, УМПЧОП ВЩ УНЕЕФУС ЪЧХЛПН УФЙИБАЭЕК, РТПРБДБАЭЕК РПЗПОЙ.

пФУАДБ Й ДЕНПОЙЮЕУЛБС РТЙТПДБ ФПК ЦЕОУФЧЕООПУФЙ, ЛПФПТБС ТБУЛТЩЧБЕФУС Ч ФЕМЕ тПУУЙЙ, — ЛБЛ ЧУЕ ДБМШЫЕ ЧМЕЛХЭЙК, ДХЫХ ЙЪЧПДСЭЙК РТПУФПТ, ЛПФПТЩК ОЙЛБЛПНХ ВПЗБФЩТА ОЕ ОБРПМОЙФШ УПВПК. фБЛ УПЕДЙОСАФУС ЬФЙ ФТЙ НПФЙЧБ: РТПУФПТ, ЦЕОУФЧЕООПУФШ Й ФПУЛБ — Ч УФЙИПФЧПТЕОЙЙ вМПЛБ «тПУУЙС» (1908). дПМЗБС ДПТПЗБ; НЗОПЧЕООП НЕМШЛБАЭЙК ЧЪПТ ЙЪ-РПД РМБФЛБ; Й ЗМХИБС РЕУОС СНЭЙЛБ У ЕЕ ПУФТПЦОПК ФПУЛПК. чУФТЕЮОБС ОЕЪОБЛПНЛБ, «ТБЪВПКОБС ЛТБУБ» — тПУУЙС ЧУЕЗДБ РТПОПУЙФУС НЙНП, ЕЕ ОЕ ДПЗОБФШ, ОЕ ПУФБОПЧЙФШ, ФСЗБ Л ОЕК ВЕЪОБДЕЦОБС, ЗЙВМБС, ДПТПЗБ Л ОЕК ЧУЕЗДБ ЪБЛБОЮЙЧБЕФУС ДТХЗПК ДБМША. дМС ВПЗБФЩТС-УФТБООЙЛБ ЬФБ ДБМШ, У ЛПФПТПК ПО ОБЧЕЛЙ ПВЧЕОЮБО, — ОЕХФПМЙНЩК УПВМБЪО, УБНБ ВМХДОЙГБ ЧБЧЙМПОУЛБС, ТБЪДЧЙЗБАЭБС ОПЗЙ ОБ ЛБЦДПН ТПУУЙКУЛПН ТБУРХФШЕ.

п, тХУШ НПС! цЕОБ НПС! дП ВПМЙ
оБН СУЕО ДПМЗЙК РХФШ!
. оБЫ РХФШ Ч ФПУЛЕ ВЕЪВТЕЦОПК,
ч ФЧПЕК ФПУЛЕ, П, тХУШ! [11]

1. рХЫЛЙО, «еЧЗЕОЙК пОЕЗЙО» (1823-1830), ЗМ. 1, УФТПЖБ ииих111.

2. рХЫЛЙО, «ъЙНОСС ДПТПЗБ» (1826).

3. рХЫЛЙО, «еЧЗЕОЙК пОЕЗЙО», «пФТЩЧЛЙ ЙЪ РХФЕЫЕУФЧЙС пОЕЗЙОБ».

4. уН. нБЛУ жБУНЕТ. ьФЙНПМПЗЙЮЕУЛЙК УМПЧБТШ ТХУУЛПЗП СЪЩЛБ, Ч 4 ФФ. н., рТПЗТЕУУ, 1987, Ф. 4, УУ. 90-91; о. н. ыБОУЛЙК, ч. ч. йЧБОПЧ, ф. ч. ыБОУЛБС. лТБФЛЙК ЬФЙНПМПЗЙЮЕУЛЙК УМПЧБТШ ТХУУЛПЗП СЪЩЛБ. н, рТПУЧЕЭЕОЙЕ, 1975, У. 448.

5. бОДТЕК рМБФПОПЧ. лПФМПЧБО, Ч ЕЗП ЛО. юЕЧЕОЗХТ. тПНБО Й РПЧЕУФЙ. н. уПЧЕФУЛЙК РЙУБФЕМШ, 1989, У. 378.

7. зПЗПМШ, «нЕТФЧЩЕ ДХЫЙ», Ф. 1, ЗМ. 11.

8. д. у. мЙИБЮЕЧ. ъБНЕФЛЙ П ТХУУЛПН, Ч ЕЗП ЛО. ъЕНМС ТПДОБС. н., «рТПУЧЕЭЕОЙЕ», 1983, У. 51.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

9. йЪ ГЙЛМБ «оБ РПМЕ лХМЙЛПЧПН» (1908).

10. рПЧЕУФШ «пЮБТПЧБООЩК УФТБООЙЛ». уПВТ. УПЮ. Ч 5 ФФ., н., «рТБЧДБ», 1981, Ф. 3, У. 243. фБ ЦЕ УБНБС УЧСЪШ РТПУФПТБ Й ХОЩОЙС ВПМЕЕ ПВПВЭЕООП ЧЩТБЦЕОБ Х лМАЮЕЧУЛПЗП: «цЙМШС ОЕ ЧЙДОП ОБ ПВЫЙТОЩИ РТПУФТБОУФЧБИ, ОЙЛБЛПЗП ЪЧХЛБ ОЕ УМЩЫОП ЛТХЗПН — Й ОБВМАДБФЕМЕН ПЧМБДЕЧБЕФ ЦХФЛПЕ ЮХЧУФЧП ОЕЧПЪНХФЙНПЗП РПЛПС, ВЕУРТПВХДОПЗП УОБ Й РХУФЩООПУФЙ, ПДЙОПЮЕУФЧБ, ТБУРПМБЗБАЭЕЕ Л ВЕУРТЕДНЕФОПНХ ХОЩМПНХ ТБЪДХНША ВЕЪ СУОПК, ПФЮЕФМЙЧПК НЩУМЙ». ч. п. лМАЮЕЧУЛЙК. лХТУ ТХУУЛПК ЙУФПТЙЙ (ЮБУФШ 1, МЕЛГЙС 4), уПЮЙОЕОЙС Ч 8 ФФ. н., рПМЙФЙЪДБФ, 1956, , Ф.1 , У. 70.

Источники


  1. Любовь знаменитых женщин (комплект из 3 книг). — Москва: Наука, 2014. — 960 c.

  2. Шеламова, Г. М. Деловая культура и психология общения. Учебник / Г.М. Шеламова. — М.: Academia, 2013. — 192 c.

  3. Юрчук, В. В. Женское искусство околдовывать, соблазнять и обирать мужчин / В.В. Юрчук. — М.: Современное слово, 2008. — 480 c.
  4. Желдак, И. М. Искусство быть семьей. Практическое руководство / И.М. Желдак. — М.: МП `Лерокс`, 2012. — 160 c.
  5. Пол, Джордан Как вылечить отношения. Главная книга любовников и супругов / Джордан Пол , Маргарет Пол. — М.: Прайм-Еврознак, 2016. — 320 c.
Короче русская хандра
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here