Русская депрессия

Предлагаем ознакомится со статьей на тему: "Русская депрессия" с комментариями профессионалов. Мы постарались собрать полную и достоверную информацию, переработать и предоставить в удобном для прочтения виде. Любые вопросы вы можете задавать в комментариях.

Русская депрессия

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ТЕХ КТО СОБИРАЕТСЯ В ЭМИГРАЦИЮ СЕЙЧАС!!

Программа по эмиграции в Словению от партнеров сети!! (подробнее. )

По данным социологов, за минувший год среди граждан России вырос уровень депрессивных настроений, они стали испытывать зависть и злость к окружающим и ностальгируют по временам СССР. Такие данные показал индекс положения дел в стране, составленный «Левада-центром», передает «РБК».

Индекс показал, что россияне в 2015 году чаще стали замечать, что в окружающих проявляются и крепнут агрессия, ожесточение, страх, обида, отчаяние и зависть по отношению к окружающему миру.

Уровень депрессивных настроений среди населения в прошедшем году достиг максимума за все время проведения опросов. Похожие значения депрессивности у жителей РФ социологи наблюдали только в 2009 году.

Также россияне за последние годы стали чаще думать, что они и их семьи проиграли от перемен, которые произошли в стране после 1992 года. Максимальный уровень пораженческих настроений был зафиксирован в декабре 2014 года, во время первой волны девальвации рубля. Похожие настроения граждан социологи фиксировали в конце 1999 года и во время кризиса 2008 года.

За последние шесть лет уменьшилось число россиян, которые верят, что Россия является европейской страной. По данным «Левада-центра», в октябре 2015 года не согласны с этим утверждением были 59% (в 2009 году 36%) респондентов, согласны – 32% (в 2009 году 47%).

Также выросли симпатии граждан РФ к советской политической системе, а со второй половины 2015 года заметно снизилась поддержка россиян западной модели демократии и текущей политической системы.

«Завистливые и закомплексованные образы мышления превалируют. Завидуют в первую очередь коррумпированным чиновникам, которые благодаря своей близости к власти смогли урвать жирный кусок. Отсюда же и ощущение проигравших. Но концентрация на прошлом – это не желание вернуться туда, а лишь форма критики власти», – заявил, комментируя результаты социсследования, директор «Левада-центра» Лев Гудков.

Русская депрессия

Мы немного изменили элементы на странице с фильмом таким образом, чтобы кинолюбителям было максимально удобно найти всю необходимую информацию о фильме, посмотреть его онлайн, скачать или использовать другой многочисленный функционал нашего сайта. Основное нововведение — плеер для онлайн просмотра расположен вверху страницы.

Теперь у нас на сайте есть возможность смотреть фильмы онлайн

Рады сообщить вам о том, что теперь на сайте есть возможность смотреть фильмы онлайн. Также добавлены и другие полезные функции.

Новый раздел меню «Избранное» — «Интересы»

Теперь возможности меню «Избранное» пополнились новым разделом «Интересы», который открывает новые широкие уникальные возможности и непременно порадует любого киномана.

Просто о сложном: малая депрессия (субдепрессия)

Данное состояние наблюдается довольно часто, в основном, субдепрессия предшествует депрессии. Если объяснять более простыми словами, не используя специальной терминологии, то субдепрессия представляет собой облегченную депрессию, которая может быть замаскирована различными проявлениями соматического характера. К примеру, человека беспокоят головные боли, невралгии, проблемы с желудочно-кишечным трактом. Он начинает ходить по врачам, обследоваться, консультируется у кардиолога, гастроэнтеролога, но врачи у него ничего не обнаруживают. В то же время, у человека может просто исчезнуть вкус к жизни, ему ничего не интересно, происходящее вокруг не вызывает ни малейшего отклика.

Так или иначе, пациентом все воспринимается, как лишенное смысла. Такое состояние часто наблюдается у людей, имеющих высокий интеллект, они имеют большой потенциал, но встречая на своем пути определенные трудности, такие личности поддаются влиянию негативных мыслей, так как проблемы буквально выбивают их из колеи. Слишком часто находясь в плохом настроении, такие пациенты испытывают состояние субдепрессии. Нередко депрессивное состояние дополняет такие нарушения, как паническое расстройство, характеризующееся паническими атаками. В то же время, субдепрессия сопутствует кардионеврозу, обсессивно-компульсивному расстройству, и прочее.

Пациент, пугаясь нового состояния, и не зная, как относиться к определенному заболеванию, поддается влиянию множества негативных мыслей, впадает в отчаяние, тем самым, к основному заболеванию прибавляя еще и субдепрессию. Как известно, в организме человека непрерывно протекают различные биохимические процессы, и в случае их нарушения возникает такое состояние, как субдепрессия. Биохимия мозга представляет собой чрезвычайно сложный и тонкий процесс. Если баланс между веществами и гормонами выровнен, то у человека нормальное настроение, он радуется жизни даже в том случае, если приходится решать множество проблем. При нарушении процессов появляются признаки субдепрессии, и в этом случае необходимо вмешательство специалиста.

Как известно, субдепрессию называют состоянием легкой депрессии, особенность которой в том, что человек теряет обычную работоспособность, и находится в состоянии хронической усталости. Одна из проблем такого состояния – это плохой сон по ночам и чрезмерная сонливость в дневное время. У человека резко ухудшается память, он не может сконцентрироваться на определенном виде занятий. Чтобы вернуться к нормальной жизни, и устранить субдепрессию, имеется несколько вариантов избавления, и каждый выбирает то, что в его случае является оптимальным решением. Разумеется, первым пунктом считается консультация специалиста. Он может произвести коррекцию субдепрессии, назначив лекарственные препараты из серии легких антидепрессантов.

В вечернее время, перед сном пациенту рекомендуется принимать успокаивающие препараты, или же легкие транквилизаторы. Для многих людей значительную проблему представляет ухудшение памяти, с этой целью врач назначает ноотропные препараты, улучшающие мозговое кровообращение. Еще одним обязательным пунктом являются прогулки на свежем воздухе, физкультура. Сон должен быть в проветриваемом темном помещении. Если во время сна возникают раздражители, то их необходимо устранить. Выключить телевизор, свет, музыку, и прочее.

К тому же, при субдепрессии специалисты настоятельно рекомендуют больше общаться с окружающими, близкими и друзьями, и не избегать возможных коллективных мероприятий. При борьбе с субдепрессией имеет значение и питание. Например, следует включать в рацион продукты, которые способствуют выработке эндорфинов. В первую очередь, это такие лакомства, как шоколад и бананы, а также грецкие орехи.

Заболеваниями, сопровождающимися субдепрессией, занимаются такие специалисты, как психотерапевт, психоаналитик, психиатр. Они ставят диагноз, производят классификацию, и занимаются подбором максимально подходящего лечения. В настоящее время наиболее распространенными лекарственными препаратами считаются антидепрессанты, входящие в различные группы. Следует отметить, что проблема субдепрессии в наше время беспокоит очень многих людей, и каждый человек, при желании, может вернуть себе привычный образ жизни, полный уверенности в собственном завтрашнем дне.

Читайте так же:  Музыка при депрессии и неврозе слушать

Современная медицина лечит сложнейшие психические заболевания, и депрессии всех видов тем более, поддаются лечению. Борьба с депрессией, которую ведут врачи общей практики и профильные специалисты, подразумевает холистический подход в коррекции и лечению. Что это значит? К каждому пациенту должно быть доброжелательное отношение, сочетаемое с различными психотерапевтическими вариантами. Имеются как ортодоксальные методики, так и многие дополнительные. Первостепенное внимание при выборе лекарств уделяется наличию фобических и панических симптомов, смене настроения, тревоге. Врач должен принимать во внимание все признаки субдепрессии, чтобы правильно поставить диагноз.

Лекарственная терапия занимает значительное место, так как при диагностировании эпизода субдепрессии становится очевидно, что до восьмидесяти процентов пациентов могут успешно избавиться от данного нарушения, благодаря современным антидепресантами. Такие препараты имеют относительную безопасность даже в случае передозировки. Чтобы назначить антидепрессанты, необходимо выявить у пациента определенные признаки. Например, он должен находиться в субдепрессивном состоянии не менее двух недель, иметь плохой аппетит, бессонницу. Также у пациента должны присутствовать такие признаки, как чрезмерная усталость, потеря энергии, и прочее.

Свежий номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Самое читаемое

Консультации

Большая русская депрессия

«Наше государство не выполняет своих социальных функций, нужна совершенно новая социальноэкономическая политика», – такое революционное заявление сделал на IV Дальневосточном экономическом форуме в Хабаровске директор Института социальноэкономических проблем народонаселения РАН Алексей Шевяков.

По его мнению, главная российская беда – неравенство. Несмотря на рост зарплат и пенсий, разрыв между богатыми и бедными продолжает углубляться. Профессор дал свой ответ на сакраментальное русское «что делать?», но его предложение идет в разрез с интересами российской экономической элиты.

За бортом экономики

Выступление доктора экономических наук, профессора Алексея Шевякова на форуме вышло самым смелым, сенсационным. «Нам нужна совершенно новая социальная политика, – заявил он. – Если ее оставить так, как есть, то к 2020 году наше общество окажется еще в худшем положении, чем сейчас, – еще больше вырастет неравенство».

Глобальный экономический кризис лишь усугубляет то расслоение России на богатых и бедных, которое возникло еще в годы перестройки. Как отметил профессор, когда наши реформаторы начали внедрять в России рыночнолиберальную модель развитых западных стран, то почемуто совершенно ничего не взяли из их моделей социальной политики. Не случайно ни в одной из развитых стран сейчас нет такой большой степени неравенства, как в России.

Высказываются мнения, что в этом нет ничего плохого. Ведь если всё отнять и поделить, как предлагает знаменитый булгаковский персонаж Шариков, то люди лишатся стимула работать. Мол, не лучше ли поднимать доходы бедных?

Именно этим путем и продвигается Россия, постоянно повышая пенсии и зарплаты. Более того, по данным нашей официальной статистики, число бедных россиян снижается. «Однако весь парадокс в том, что на самом деле разрыв между богатыми и бедными только увеличивается!» – заявил на форуме ученый.

Как такое возможно? Оказывается, когда наши чиновники рапортуют о социальных достижениях, то имеют в виду так называемую абсолютную бедность – это когда доходы у людей ниже прожиточного минимума. Но сей минимум субъективно устанавливают сами же чиновники.

В странах Европы, модель развития которых лихо внедряется в РФ, бедность оценивают по иному показателю. Там в категорию бедных попадают все те люди, чей доход составляют менее 60% от среднего душевого дохода в стране. И если Россию оценивать этой меркой, то окажется, что за границу бедности попадает более половины населения. Вообще между этими двумя подходами к оценке бедности ученые выявили поразительный контраст. Так, в нашей стране при повышении пенсий и зарплат абсолютное число бедных действительно снижается, но относительная бедность, наоборот, все время растет! Причем тем сильней, чем богаче регион. Яркий пример – Москва. Абсолютно бедных здесь – 13%, а вот в относительной бедности живут, по европейским меркам, почти 60%! И это – чисто российский феномен.

Можно и дальше прибавлять пенсии и зарплаты, но при неизменном росте уровня относительной бедности мы не добьемся серьезных успехов ни в экономике, ни в демографии. Ведь ни в одной из развитых стран доходы не распределяют с такой огромной диспропорцией, как у нас.

Бедность не порок?

К примеру, когда ученые проанализировали, как распределяются те доходы, которые РФ имеет от внешнеэкономической деятельности, то оказалось, что 10% беднейших россиян получают в 38 раз меньше, чем 10% богатейшей части нашего населения (причем сюда не вошли олигархи).

– Конечно, доходы людей должны определяться тем, насколько хорошо они работают, – продолжил докладчик. – Но разве те основные доходы, которые мы получили в последние годы, связаны с тем, что мы стали лучше работать? Отнюдь. Это все от продажи нашего национального богатства, которое, вообщето говоря, должно принадлежать нам всем.

Профессор сообщил и о таком чисто российском парадоксе: оказывается, наша бедность — это даже не бедность пенсионеров, поскольку их доля в общем числе бедных всего 20%.

– Основную массу наших бедных составляют, как ни странно, работающие люди, – говорит социолог. – Это в основном бюджетники, которые работают в больницах, поликлиниках, школах, детсадах и прочих социальных учреждениях. Зарплата показывает приоритеты государства — у них она едва превышает прожиточный минимум, а заработки в нефтегазовом, энергетических и банковских секторах зашкаливают за разумные пределы. И тут именно государство должно вмешаться, чтобы перераспределить.

Русский крест

И вообще, что касается влияния неравенства на человеческий капитал, в России всё еще сложней, чем в какойлибо другой стране.

– Все эти исследования мы начали проводить 10 лет назад, когда главный кардиолог страны Чазов, обеспокоенный большой смертностью и нехорошей демографической ситуацией, написал письмо президенту Владимиру Путину, – отметил Шевяков. – Чазов интуитивно понял, что оба этих удручающих фактора связаны в первую очередь с тем стрессом, который россияне получили изза того, что в стране такое сильное расслоение в обществе. Когда мы детально исследовали эти проблемы, то пришли к аналогичному выводу: неравенство очень сильно влияет на то, что сейчас принято называть здоровьем общества.

Читайте так же:  Деловой стиль письма этикет деловой переписки

Судите сами. В России мы почти 80 лет жили примерно в равных условиях, при неравенстве в 2-4 раза. Более того, в нашей стране всегда было обострено чувство справедливости. И вдруг за какието несколько лет общество радикально поляризовалось: одни потеряли последнее, зато другие бесплатно получили огромные состояния.

60% населения имеют сегодня доходы, не позволяющие им в полной мере реализовать свои возможности в экономическом и репродуктивном поведении, поддерживать и сохранять свое здоровье. Неудивительно, что у большинства населения стало доминировать чувство несправедливости происходящего. Отсюда – депрессия, бессилие, психологический стресс.

Взять, например, Кубу. Там все живут достаточно бедно, но средняя продолжительность жизни кубинцев — 78 лет. У нас — на 15 лет меньше. Это доказывает дефекты социальной политики. И не столько региональной, сколько федеральной. В регионах расслоение, по мнению гна Шевякова, не такое вопиющее, как в той же Москве.

В общем, социальные проблемы оказываются как бы за бортом экономических, но от этого надо отходить, уверен Алексей Шевяков. И с ним трудно не согласиться. Ведь бурлящий от несправедливости котел народного терпения может рвануть. А кому хочется повторения семнадцатого года?

Русским депрессия не страшна

Почему русским не страшна депрессия ?

Самый печальный рассказ, который я когда-либо читал – «Шинель» Гоголя (Он мрачно начинается, и заканчивается ещё мрачнее; прим. автора). А вторая самая печальная – «Тоска» Чехова. (Набоков хорошо сказал, что Чехов «написал печальную книгу для весёлых людей; поэтому только читатель с чувством юмора сможет по достоинству оценить её тоску»; прим. автора) и если бы я составлял список депрессивного чтива, то туда я засунул бы всё, написанное Достоевским. Его описания никогда ничем хорошим не заканчиваются.

Обратили внимание на заголовок? Русские пишут много печального и серьёзного. Из-за этого образовался культурный штамп русских, как людей задумчивых, погружённых в мрачные настроения, и преисполненных экзистенциального отчаяния. В новой статье в журнале Psychological Science, Игорь Гроссман и Этан Кросс из Мичиганского университета обобщили этот стереотип:

Стоит только заглянуть в местные российские газеты или библиотеку, чтобы найти свидетельства таких верований (что русские печальные) – задумчивость и эмоциональные страдания являются общими темами в русских рассуждениях. Эти наблюдения, в сочетании с этнографическими доказательствами того, что русские больше фокусируются на неприятных чувствах и воспоминаниях, чем жители Запада, привели к тому, что некоторые исследователи описывают культуру русских не иначе, как «клинически мазохистскую».

Этот штамп поднимает два вопроса. Во-первых, так ли это в действительности. И если так, то каковы психологические последствия нагружения себя такими печальными думами?

Первый эксперимент был простым. Психологи раздали исследуемым в Москве и Мичигане серию маленьких рассказов, где описаны герои, которые анализируют, либо не анализируют чувства, когда расстроены. После прочтения коротких историй студентов попросили выбрать героев, которые наиболее близко схожи с ними. Результаты были очевидны: при том, что американские студенты разделились поровну между теми, кто занимается самоанализом (брудеры), и теми, кто нет, российские студенты в подавляющем большинстве ассоциировали себя с героями, занимавшимися самоанализом. (83 российских студента прочитали рассказы; 69 из них отождествили себя с задумчивыми героями (брудерами). Другими словами клише верно: русские – руминаторы. Они одержимы своими проблемами.

На первый взгляд эти данные кажутся для русских плохими вестями. Уже давно признано, например, что тенденция размышлять над своими проблемами тесно связана с депрессией.

Видео (кликните для воспроизведения).

Психическая составляющая руминации имеет свои тёмные стороны, так как это приводит к зацикливанию на своих недостатках и упущениях, и фиксации на своих проблемах. Что отличает депрессию от обычной задумчивости и печали, так это интенсивность этих размышлений, а субъекты, склонные к депрессии застревают в бесконечно повторяющемся цикле негатива.

По словам Гроссмана и Кросса, не все брудеры и руминаторы одинаковы. Если американские брудеры проявляют чрезвычайно высокий уровень депрессивной симптоматики, то русские брудеры на самом деле меньше подвержены депрессии, чем не-брудеры. Это говорит о том, что задумчивость (брудинг) или руминативная саморефлексия приводит к совершенно различным психологическим последствиям, зависящим от культуры. Когда руминация американцев приводит к депрессии, то для русских она по всей видимости обеспечивает эмоциональный буфер.

Что объясняет эти культурные различия? Гроссман и Кросс попросили студентов в Москве и Мичигане «вспомнить и проанализировать их самые глубокие мысли и чувства, имевшие место при последней вспышке гнева во время межличностных контактов». Затем испытуемых спросили о подробностях их самоанализа. Им было предложено оценить по семибалльной шкале тот предел, до которого они погрузились в самоанализ (1 по этой шкале означает, что они «видели вспоминаемые события так, как будто они происходят прямо сейчас») и напротив, дистанцированное восприятие (где 7 по этой шкале видится человеку так, будто он «воспринимает события в качестве стороннего наблюдателя, где себя видит как бы со стороны»). В итоге испытуемых спросили что они чувствовали. Распсиховались ли они снова, когда припомнили события, которые их разгневали? Вызывают ли воспоминания сильные эмоции?

Здесь культурные различия стали ясно видны. Когда русские занимались вдумчивым самоанализом, они были гораздо более склонны к само-дистанцированию, или воспринимали прошлые события с точки зрения третьего лица. Вместо того чтобы переживать заново эмоции, они заново истолковывали отрицательные чувства, что помогало им понять их. По словам исследователей, это приводит к значительно меньшим «эмоциональным расстройствам» среди русских испытуемых. (Это также заставляет их меньше обвинять других участников события). Кроме того, привычка самодистанцирования, казалось, объясняла поразительные различия в депрессивных симптомах между русскими и американцами.

Задумчивость не является проблемой.

Гроссман и Кросс:

[3]

Наши результаты подчёркивают психологический механизм, который объясняет эти культурные различия: русские более дистанцированы в анализе своих чувств, чем американцы. Эти выводы, добавленные к растущему объёму исследований, демонстрируют, что люди могут либо адаптивно, либо недостаточно адаптивно размышлять о своём негативном опыте. Кроме того, эти выводы расширяют предыдущие межкультурные изыскания, подчёркивая роль, которую самодистанцирование играет в определении того, какой тип саморефлексии, в которую различные культуры погружены, является адаптивным или недостаточно адаптивным.

Вывод ясен: если вы задумчивы, то будьте подобны русским. Только не сильно увлекайтесь водкой.

Читайте так же:  Культура общения и профессиональная этика педагога

Великая российская депрессия

Великая российская депрессия

Мировой кризис разрастается вширь и вглубь. Как он отражается на России?

Это зависит от того, в каком состоянии она к нему пришла

Естественное вхождение экономики РФ в фазу экономического оживления, начавшееся после дефолта 1998 года, некоторыми федеральными политиками преподносилось как “динамичное” стабильное развитие. Выступая 22 сентября 2006 года в Государственной Думе в связи с обсуждением проекта федерального бюджета на 2007 год, министр финансов РФ А. Кудрин подчеркнул, что

“к концу этого года — началу следующего мы восстановим весь утраченный ВВП и промышленный потенциал России 90-го года, в границах СССР Это означает, что средний уровень ВВП на душу населения, который сегодня по текущему курсу составляет примерно 7 тысяч долларов, а по паритету покупательной способности где-то от 11 до 12 тысяч долларов, обеспечит заработную плату и доходы населения, выведет их в следующем году на самый высокий уровень в истории Советского Союза и России”.

А. Кудрин назвал это “экономическим чудом”. Взглянем на это “чудо” чуть пристальней. Все почему-то забывают, что кризис в России, перешедший в глубокую депрессию, разразился не в 2008 году, а в начале 90-х годов прошлого столетия. Главной причиной губительной и тяжелой по последствиям экономической депрессии в стране стала реализация ошибочного, тупикового направления экономической “реформы”, фактически ввергнувшей экономику в эпоху первоначального накопления капитала с такими его характерными чертами, как криминальное разгосударствление, коррупция, формирование “фиктивного” и спекулятивного капитала и т. д. Приведем динамику некоторых показателей за “реформенный” период.

Как видно из приведенных данных, ВВП России снизился в 1998 году до 55,8 процента по отношению к 1989 году. Падение промышленного производства “достигло дна” — 40,9 процента от уровня 1990 года. Лишь в 1999 году, в том числе в легкой промышленности, производство упало до 12 процентов, машиностроении — 33 процентов, пищевой промышленности — 49 процентов и до сих пор не вышло на дореформенный уровень 1990 года. Нельзя также не учитывать и того, что в 2008 году продукция сельского хозяйства составила чуть более 55 процентов к уровню 1991 года.

Все кризисные годы в Российской Федерации ВВП в расчете на душу населения был существенно ниже показателя 1990 года. Лишь в 2007 году он превысил (в рублевом исчислении) дореформенный уровень. Если же сопоставить данные ВВП на душу населения в долларовом исчислении, то Россия значительно отстает от многих стран мира. По данным Всемирного банка, опубликованным в конце 2007 года, среднемировой ВВП на душу населения в ценах 2005 года составил 8,9 тыс. долларов США. В России этот показатель равен 11,8 тыс. долларов. Нынешний российский уровень душевого ВВП достигнут Великобританией и Францией 40 лет назад, а США — примерно 50 лет назад.

Падение ВВП, промышленного и сельскохозяйственного производства в России среди экономик мира в годы экономических кризисов XX века было самым масштабным. Ни Первая мировая война с Октябрьской революцией 1917 года, ни Вторая мировая война не привели к столь значительному падению. По самым скромным подсчетам, за период кризиса национальное богатство России сократилось более чем в 2 раза, существенно ухудшилась эффективность его использования.

Теперь о стоимостной составляющей. Нынешние россияне, находившиеся в 1990 году в сознательном возрасте, помнят, что на 1 рубль можно было сделать 20 поездок на метро или другом виде общественного транспорта. По мнению зарубежных экспертов тех лет, по объему производства продовольственных товаров, денежных доходов и установленных государством цен Советский Союз относился к числу государств с высоким уровнем социального благополучия.

Мировой опыт свидетельствует, что кризис объективно, хотя и немалой ценой расчищает поле для оживления и подъема экономики на новую технологическую базу. Ничего этого, к сожалению, не произошло в Российской Федерации в “реформенный” период.

По данным официальной статистики, коэффициент обновления основных фондов в экономике России снизился с 3,6 в 1992 году до 1,8 в 2000-м и 3,3 процента в 2006 году, а коэффициент их выбытия с 1,6 в 1992 году до 1 в настоящее время.

Весьма существенным в период реформ оказалось падение реальной заработной платы в России. Сегодня она держится на уровне ниже предкризисного 2008 года. Пенсия также до сих пор не достигла предкризисного уровня. Поэтому, когда политическое руководство страны ведет речь о “беспрецедентном” росте реальной заработной платы и пенсионного обеспечения с 2000 года, это была простая реакция на фазу оживления российского кризиса, но не следствие послекризисного экономического роста.

Неизбежная спутница кризиса — безработица. По мере развития капиталистических отношений, начиная с 1991 года, численность безработных в России постоянно растет, поскольку за этот период не было введено ни одного сколь-нибудь значимого нового производства.

Характерным для периода российского кризиса стал рост смертности населения. Если в дореформенный период смертность составляла 10 человек на 1000 жителей, то за активные годы шоковых реформ (1992—1995 гг.) она возросла до более чем 15 человек и стабильно держится на этом уровне до настоящего времени. Неудивительно, что население страны, несмотря на приток мигрантов из других республик бывшего Советского Союза, сократилось со 147,5 млн человек в 1989 году до 142,0 млн человек в 2008 году и имеет тенденцию к дальнейшему падению.

Продолжительность жизни на начало реформ в Российской Федерации составляла 67,8 лет, в том числе у мужчин — 61,9 и у женщин — 73,7 года. В ходе экономических реформ эти показатели упали до 65,3 лет, в том числе у мужчин — до 58,9 и у женщин — до 72,4 лет. Для сравнения: продолжительность жизни в Японии составляет 79,9 лет, в Канаде — 79,1, во Франции — 78,7, в Швеции — 78,4, в США — 76,4 лет.

По этому показателю Россия занимает ныне 151-е место в мире и имеет тенденцию к относительному и абсолютному ухудшению, что отчетливо просматривается и в региональном плане.

В годы экономического кризиса Россия столкнулась с резким всплеском преступности: если в СССР на 250 млн населения регистрировалось 600 тыс. преступлений, в том числе 6 тыс. убийств, то в Российской Федерации с середины 90-х годов на менее чем 150 млн человек населения — более 3 млн преступлений, в том числе 30 тыс. убийств.

[2]

Таким образом, кризисные годы в Российской Федерации, начиная с 1990-го, правомерно можно характеризовать как годы Великой российской депрессии , которая по своим масштабам более значительна, продолжительна и более глубокая, чем Великая депрессия США в 30-е годы прошлого столетия.

Читайте так же:  Работа с конфликтом в организации

Экономики же стран Запада в эти годы претерпели ряд структурных сдвигов, из которых отмечу в первую очередь вынос “старых” отраслей производства из стран “золотого миллиарда” в страны, где избыток дешевой рабочей силы, создающей огромную прибавочную стоимость, перетекающую в высокоразвитые страны, более активно развивающие высокотехнологичные, инновационные сектора экономики с высокой степенью интеллектуального труда. Осуществляется переход к шестому технологическому укладу, от микроэлектроники к наноэлектронике, использование генно-инженерных биотехнологий в сельском хозяйстве и здравоохранении.

В России же пока господствующими в большинстве отраслей производства являются третий и четвертый технологические уклады. Зачатки второй стадии пятого технологического уклада в отечественной экономике проявляются лишь в космической и авиационной промышленности.

В настоящее время в России в среднем используется лишь 8—10 процентов инновационных идей и продуктов, тогда как, например, в США — 62 процента, в Японии — 95 процентов. Отечественная заводская наука выполняет лишь 6 процентов научных исследований, в компаниях стран ЕС — 65 процентов, в Японии — 71 процент, в США — 75 процентов.

С другой стороны, углубление олигархического капитализма привело к превращению денег и их “производных” — акций, кредита, процента — в самодовлеющий инструмент, оторванный от реальной экономики. И многократно превышающий ее объемы. Это стало благодатной почвой для спекуляций формирования “финансовых пузырей”, прокол которых был неизбежен. В одних только США за 2008 год потерпели крах огромное число банков, среди которых такие влиятельные, как “Мерил Линч”, “Леман Бразерс”.

Но это, так сказать, на родине кризиса. Российская же экономика, особенно ее реальный сектор, к началу кризиса еще не смогла в полной мере оправиться от Величайшей российской депрессии 90-х годов, не использовала своих возможностей для обновления производственного и кадрового аппарата, продолжая опираться на производительные силы, сформированные в советское время, на материально-техническую базу, окончательно устаревшую. О структурной перестройке и модификации российской экономики на инновационной основе речь шла только в выступлениях политического руководства. Дальше этого дело не двинулось.

Удивительно ли, что в результате кризис стал для неокрепшего экономического организма России более болезненным, чем для экономики целого ряда стран? Так, если в мире с августа по декабрь 2008 года производство стали упало на 25 процентов, то в России это на 40 процентов, на треть упало производство цемента. Производство легковых автомобилей обрушилось в январе на 79,7 процента, автобусов — на 83,3, грузовых автомобилей — на 74,4, тракторов — на 91,1 процента.

Как в этих условиях видится выход из кризиса? И какой станет послекризисная экономика? Вокруг этих вопросов обострилась политическая борьба.

Сторонники либеральной рыночной модели уже вроде бы не так, как прежде, за невмешательство государства в экономику. Они за вмешательство государства. Но только как плательщика по долгам “эффективных собственников”, а не контролера за их бизнесом. Более того, рост роли государства в экономике в условиях кризиса относят к основным рискам в докладе, представленном 9 февраля 2008 года Институтом современного развития (И. Юргенс).

И хотя в Программу антикризисных мер Правительства включен тезис о возрастании роли государства в экономической жизни страны, вместо существенного увеличения государственных инвестиций в экономическое развитие на новой технологической базе, увеличения выпуска конкурентоспособной отечественной продукции главным в антикризисной политике стало “спасение” банковской системы, “предоставление ей необходимой наличности, то есть денежных средств, которые позволили бы банкам осуществлять свою деятельность ” Именно сюда экономический блок Правительства Российской Федерации и направляет из федерального бюджета огромные финансовые ресурсы. В текущем году они составят 12—15 процентов ВВП, тогда как в Западной Европе, США — 5—6 процентов ВВП, а в Казахстане и вовсе 3,2 процента. “Новая” либерально-монетаристская модель вывода страны из кризиса в России привела к тому, что за счет средств налогоплательщиков опять обогатились олигархи. За эту российскую “специфику” выхода из кризиса никто никакой ответственности не понес. Это неудивительно, поскольку все отечественные рыночные механизмы сильно искажены откатами и коррупцией, для которых кризис — благодатная почва.

Западный бизнес давно понял, что полученные во время кризиса от государства финансовые вливания выделяются не для того, чтобы нажиться, а чтобы выжить. Поэтому о высокой рентабельности западные бизнесмены на какое-то время стараются забыть.

Сравним: если в России на поддержку реального сектора экономики направляется 11 процентов средств ВВП, то в Великобритании — 54 процента, во Франции — 89, а в Китае — все 100 процентов. При этом в Китае рефинансирование коммерческих банков идет только под программы общественных работ, модернизацию и развитие предприятий и агропромышленного комплекса.

Отсюда вытекают принципиальные выводы.

Первое: модернизация и диверсификация российской экономики, перевод ее на инновационный путь развития должны делаться в жестких условиях кризиса, а не после его завершения.

Второе: финансовые вливания в реальный сектор экономики должны быть целевыми, направленными на коренную реструктуризацию производительных сил, формирование нового технологического уклада. Между тем о конечных результатах, которые будут получены от финансовых вливаний даже 295 структурообразующим предприятиям и организациям, в Антикризисной программе Правительства нет ни слова.

Третье: Россия уже не может поддерживать конкурентные позиции в мировой экономике за счет экономии на образовании и здравоохранении. Требуется переход к политике неуклонного подъема жизненного уровня населения, адекватного достижениям мирового научно-технического прогресса.

Четвертое: в денежной политике России предстоит осуществить реальную, а не декларативную дедолларизацию экономического оборота, преодолеть тенденцию к возрастающей недооценке золотого стандарта, увеличить долю золота в структуре валютных резервов, повысив эффективность их использования.

Известно, что во время кризисов экономика посылает много ложных сигналов, которые без должного учета итогов мировых кризисов и национальных особенностей вполне можно принять за признаки “выздоровления”. Некоторый подъем фондовых рынков и повышение цен на нефть в марте 2009 года “позволили” антикризисному менеджеру — первому вице-премьеру И. Шувалову сделать заявление, высказанное им в беседе с иностранными журналистами 20 марта 2009 года, что кризис в России уже либо “достиг дна”, либо находится возле него. И уже в нынешнем году мы можем ожидать оживления промышленности и роста экономики за счет “повышения внутреннего спроса”. Весьма оптимистичное заявление.

[1]

Анализ временных фаз мировых кризисов, динамика Великой российской депрессии позволяют определить, что острая фаза российской депрессии кризиса-2008 будет составлять не менее 3—5 лет, цикл вывода страны на траекторию стабильного экономического роста — 5—7 лет.

Читайте так же:  Какие таблетки помогают от депрессии без рецептов

Необходимо осознать, что какую бы “справедливую и эффективную мировую экономическую архитектуру” мы ни пытались формировать, мировые экономические кризисы есть внутреннее свойство капитализма, составной частью которого является Россия, и задача российского государства состоит в том, чтобы вовремя оседлать новую волну экономического роста и “не проспать” новые технологические уклады. Для этого нужна прежде всего политическая воля!

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

Почему русские не страдают депрессией

Редакция ИноСМИ благодарит Алексея Ковалева за предоставленный перевод.

Самый печальный рассказ, который мне выдалось прочесть в жизни – это “Шинель” Гоголя (начинается мрачно, заканчивается еще хуже). Далее на очереди — чеховская “Тоска” (Набоков как-то заметил, что Чехов писал “печальные книги для веселых людей; я хочу сказать, что только читатель с чувством юмора сумеет по-настоящему ощутить их печаль”). Ну а если продолжать этот список беспросветно унылой беллетристики, то на третье место можно поставить что угодно, написанное Достоевским. Ничего хорошего от этих историй ждать не стоит.

Замечаете закономерность? Русские писатели – великие мастера нагнетать тоску. Неудивительно, что русских принято считать угрюмыми типами, погруженными в свои мрачные мысли и экзистенциальное уныние. Исследование, проведенное Игорем Гроссманом и Этаном Кроссом из Мичиганского университета и опубликованное в журнале Psychological Science, подытоживает этот стереотип: “Чтобы убедиться в том, что в русском дискурсе доминируют темы самокопания и эмоциональных страданий, далеко ходить не надо – достаточно заглянуть в местную русскоязычную газету или библиотеку. Данные наблюдения, а также этнографические данные, подтверждающие большую склонность русских концентрироваться на негативных переживаниях и чувствах по сравнению с жителями западных стран, привели некоторых исследователей даже к таким далеко идущим выводам, что в России преобладает культура “клинического мазохизма”.

В связи с этим клише возникает два вопроса: а) правда ли это и б) если да, то каковы психологические последствия такой одержимости собственными мрачными мыслями?

Первый проведенный эксперимент был достаточно прямолинейным: психологи предложили участникам исследования в Москве и Мичигане прочесть несколько коротких рассказов, герои которых либо анализировали, либо не анализировали свои чувства в сложной ситуации. После прочтения рассказов студентов попросили определить, с кем из героев они себя отождествляют. Результаты были весьма однозначны: если среди американских студентов те, кто выбрали героя, погруженного в свой внутренний мир, (“мыслителя”) составили примерно половину группы, то русские в подавляющем большинстве оказались склонны к самопопанию (рассказы прочитали 83 русских студента, 68 из них отождествили себя с “мыслителем”). Другими словами, истинность клише подтвердилась: русские постоянно копаются в себе. Они одержимы собственными проблемами.

На первый взгляд, эти данные могут показаться весьма тревожным сигналом о состоянии душевного здоровья русских. Ведь уже была доказана связь между склонностью к постоянному переосмыслению своих проблем и депрессией (само название болезни происходит от латинского глагола, который означает процесс переваривания пищи крупным рогатым скотом, когда корова сначала пережевывает пищу, глотает, а затем отрыгивает и пережевывает снова). Эта склонность к глубоким раздумьям имеет ярко выраженные негативные психологические последствия, поскольку человек концентрируется на собственных ошибках и недостатках, думает только о плохом. От обычной меланхолии клиническую депрессию отделяет лишь интенсивность этих переживаний, а страдающие депрессией вынуждены бродить по замкнутому кругу негатива.

Однако, утверждают Гроссман и Кросс, не все “мыслители” устроены одинаково. В то время как американцы, проявившие высокую склонность к самокопанию, продемонстрировали чрезвычайно выраженную депрессивную симптоматику (измерялась по шкале депрессии Бека – BDI), русские, напротив, оказались даже меньше подверженны депрессии, чем американцы, не занимающиеся самокопанием. Из чего можно сделать вывод, что самокопание, или саморефлексия, имеет крайне неоднородные последствия для психики, зависящие от культурной принадлежности каждого конкретного человека. Если американцев самокопание подталкивает к депрессии, то русским оно, напротив, помогает создать эмоциональный буфер.

Как объясняются эти культурные различия? Обработав результаты первого эксперимента, Гроссман и Кросс попросили студентов в Москве и Мичигане “вспомнить и проанализировать свои мысли и чувства по поводу недавнего проявления гнева в личных отношениях”. Затем участников опросили по результатам самостоятельного анализа. Их попросили заполнить анкету, в которой нужно было по семибалльной шкале оценить, насколько они способны отдалиться от ситуации – от взгляда изнутри (1 означает, что они “проигрывали ситуацию заново в своей голове, как будто она произошла только что прямо перед глазами”) до позиции стороннего наблюдателя (7 — “смотрел на ситуацию как бы снаружи, смотря на себя самого со стороны”). Наконец участников попросили описать, какие чувства вызвал у них эксперимент в целом. Пережили ли они заново гнев, который их попросили вспомнить? Могла ли память оживить эти эмоции?

В общем, картина ясна: если собираетесь копаться в себе, учитесь у русских. Главное – не перестарайтесь с водкой.

Видео (кликните для воспроизведения).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источники


  1. Макарова, И. В. Психология. Учебное пособие / И.В. Макарова. — М.: Юрайт, 2015. — 238 c.

  2. Чернова, Г. Р. Психология общения / Г.Р. Чернова, Т.В. Слотина. — М.: Питер, 2013. — 240 c.

  3. Хоган, Кевин Психология влияния. Техники манипуляции в бизнесе и личном общении / Кевин Хоган. — М.: Вильямс, 2016. — 352 c.
  4. Рогов, Е. И. Психология общения / Е.И. Рогов. — М.: Владос, 2014. — 820 c.
Русская депрессия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here